Welcome to Ida-Virumaa, Котка!

Welcome to Ida-Virumaa, Котка!

Море спокойное, ветер слабый, и «Вирония» следует от Силламяэ до Котка в темпе, который оказался бы по силам даже тете Маали, едущей на велосипеде.

Спешить некуда, ведь судно, отправившееся с эстонского побережья в расположенную на расстоянии броска камня Калевипоэгом Финляндию, должно прибыть в порт лишь утром.

Судно до отказа набито предприимчивыми VIP-персонами, ведь осуществлявшая до сих пор лишь грузоперевозки «Вирония» теперь начинает и перевозку пассажиров в Котка.

Из Котка — с «дипломатом»

На палубе установлена подзорная труба, в которую можно увидеть здание Силламяэского горуправления. Рядом с ним в начале нынешнего лета откроют пассажирский терминал, а в начале следующего лета — пассажирский причал. А до тех пор судно будет стоять, по мнению рядового пассажира, в сущем аду, где на соседнее с «Виронией» судно с закладывающим уши грохотом загружают металлолом. Но если Коткаскому порту уже не одна сотня лет, то Силламяэ стал портовым городом лишь в прошлом году, напоминает владелец порта с эстонской стороны Тийт Вяхи тем, кто желает получать все и сразу.

Вяхи обещает, что силламяэский пассажирский терминал не будет хуже коткаского, но окажется поменьше. «В принципе, будет так, что пассажир из Котка сойдет с судна, пройдет пятьсот метров с портфелем-»дипломатом", заполненным бумагами, в руках — и окажется в городе", — образно и упрощенно рассказывает Вяхи о том, как все станет происходить.

Разглядывание здания Силламяэского горуправления в бинокль — последнее дело, интересующее «ратушного господина» Айна Кивиорга на судне. «Мы, в свою очередь, рассматривали в горуправлении это судно: мол, никак не хочет сдвинуться с места», — шутит он.

VIP-персоны расслабили галстуки, поскольку первый рейс в Котка является, правда, рабочей поездкой, но работу надо воспринимать с весельем, цитирует лучший гид Ида-Вирумаа Эйн Кяйсс сааремаасцев.

«Был же договор»

Мобильный телефон сообщает в сопровождении пищащего сообщения о российской мачте. Капитан «Виронии» Тыну Туулинг изучает монитор и говорит, что до российских вод осталось 10 километров. Разрешения на проход по ним у «Виронии» нет, и судно отправляется в довольно продолжительный путь в обход находящегося на курсе и принадлежащего России Суурсаар, хотя если пройти по другую сторону острова, удалось бы выиграть целый час.

Но переговоры с Москвой об этом ведутся, подтверждает окрещенный в Финляндии вируским Онасисом владелец судна Вячеслав Леэдо, считающий, что более короткий путь станет возможным уже в июне, ведь «положение на переговорах лучше, чем было три месяца назад».

Летом прошлого года на линии Силламяэ-Котка состоялся пробный рейс на судне «St Ola», которое пошло в Финляндию, огибая остров не с той стороны, что надо, — пока распоряжение российских пограничников не остановило корабль. «Был же договор», — пытался Вяхи по телефону объяснить сидевшему в тот день за радаром божку, что в российские воды нос сунули на основании предварительного соглашения. Но не тут-то было: почти обошедшему Суурсаар судну пришлось развернуться и послушно последовать к другой стороне острова. «Лицо Вяхи в тот момент посерело», — описывал свидетель.

Радиоволна и меридиан «цет»

На Суурсаар российские партнеры Вяхи по порту построили гостиницу, и если от Москвы получат «добро» на прямое движение, то судно будет делать остановку у острова. Возможно, что это будут даже суда, поскольку вируский Онасис выбрал уже и второе судно — и судоходное сообщение между Силламяэ и Котка может в дальнейшем происходить по графику трамвая, курсирующего между центром Таллинна и Копли, причем со скоростью, за которой тетушка Маали уже не поспеет. Может быть, движение будет осуществляться даже между Силламяэ, Котка и Петербургом, лелеет ида-вируский уездный старейшина Аго Силде амбициозный план, касающийся треугольника, в котором проживают более 8 миллионов человек. «Маркетинг» между Таллинном и Хельсинки оказался бы на этом фоне пустячным.

По данным гида Пекки, устроившего для идавирусцев экскурсию по Котка, курсировавшее между Петербургом и Котка судно на воздушных крыльях за лето доставляло все же на финское побережье лишь несколько десятков человек.

По данным Силде, недоступный до сих пор для финнов отель на Суурсаар вполне тип-топ и достоин звания четырехзвездочного. «Не знаю, четырехзвездочного ли, но трехзвездочного — точно», — снимает одну звездочку отдыхавший на острове пару дней Вяхи.

Хотя Суурсаар — это лишь большой кусок скалы в море, место это красивое и интересное с исторической точки зрения, подтверждает Вяхи, сообщивший, что именно отсюда физик-электротехник Попов отправил в эфир первый радиосигнал, а астроном Струве измерил меридиан с точностью, которую сумели подправить лишь пару лет назад. «В ста метрах от этой 3-4-звездочной гостиницы установлен памятный камень, сообщающий, что тут проходит меридиан „цет“, — говорит Вяхи.

По словам капитана, идавирусцам повезло с рейсом, ведь море не то что спокойное, а очень спокойное, и ветер, по словам старшего штурмана Индрека Сюлла, лишь пару метров в секунду. „А вчера погода была неприятная: холодно, ветер 13-14 метров в секунду, судно немного качало, — говорит капитан и усмехается. — Надеемся, что на обратном пути немного болтанки будет, чтобы вы все же почувствовали море“.

Открывающийся с капитанского мостика вид при заходящем солнце — красивее, чем на картинах Айвазовского.

Туулинг ходит по морю чертову дюжину лет и бороздил воды на разных судах — за исключением танкера.

О 30-летней „Виронии“ капитан не говорит ни одного худого слова. Судно, конечно, старое, но крепкое и — после ремонта — внешне приличное. „Хороший корабль“, — говорит Туулинг, по словам которого, вид судна до ремонта был более удручающим.

Торф для топлива и судоходная линия

»Вирония" — судно маленькое, однако в маленьком корабле есть свое очарование, считает Силде. Если на судах «Таллинка» стоят гуляночные шум и гам, то в баре на «Виронии» можно спокойно посидеть и поговорить. «Из каждой вещи надо брать плюсовое», — говорит Силде, расхаживающий по судну то с костылем, то без.

По оценке лечащего врача Силде, его пациент, попавший зимой в аварию, опережает график излечения на полтора месяца.

— Аго, я сфотографировал уездного старейшину за едой, — направляет объектив фотоаппарата на Силде Тынис Сеэсма, в одной лодке с Вяхи развивающий Силламяэский порт. — До сих пор снимали только готовящего еду уездного старейшину.

По приходу в Котка на судно начинают пускать любопытствующих коткасцев, а три года учившийся в магистратуре Оулуского университета Силде произносит приветственную речь на приличном финском языке.

Темой магистерской работы Силде было «Методы и машины добычи торфа для топлива». Помнит ли сам Силде эти методы и машины — неизвестно, но связи с Финляндией у него сохранились и оказались весьма полезными при налаживании судоходного движения между Силламяэ и Котка.

На автомобильной палубе для финнов накрывают столы, на которых предлагается еда — от клубники до мяса гриль. Наевшись до отвала, гости вовсю расхваливают закуски и напитки.

Вместо «дипломатов» в руках коткасцев поначалу — полиэтиленовые пакеты с неоново-зеленым значком «Welcome to Estonia», которые раздают на рекламном прилавке санатория «Тойла» вместе с брошюрками.

Взгляды погрузившихся в изучение возможностей лечебных процедур коткаских мужчин оживляются, как по мановению волшебной палочки, когда подолы взятых в плавание нарвских юных танцовщиц начинают взметаться выше голов во время исполнения канкана.

Работающий на бумажной фабрике Вейкко смог прийти посмотреть на судно среди рабочего дня потому, что бумажные фабрики в Финляндии как раз бастуют. Волна сокращений увеличила нагрузку оставшихся на работе и подняла профсоюзы на дыбы. Вместо гуляющего по судну Вейкко на фабрике пашет его начальник-штрейкбрехер. Финны называют штрейкбрехеров и иначе, но слово это настолько бранное, что язык Вейкко не повернулся произнести его в присутствии женщины.

Из Котка в путь отправятся шесть чешских и словацких большегрузных машин с бумагой, которая поедет из Силламяэ в Словакию.

Леэдо был бы доволен, если б в дальнейшем на борту судна оказывались по 100-150 пассажиров и по 4-5 финнов на одного эстоноземельца.

На обратном пути Харри Нукке, чуть менее месяца назад ставший советником уездного старейшины, подводит итог обсуждению темы развития туризма, начавшемуся по пути в Котка, и провозглашает, весело глядя на руководителя санатория «Тойла» Сулева Реэло: «Говорим — »Ида-Вирумаа", подразумеваем — «Тойла».

Когда судно возвращается в Эстонию, на борту оказываются более десяти финнов, которые по прибытии в Силламяэ собираются тут же отправиться в Нарву, и только полученная от Кяйсса карта уезда и информация о существовании Тойла заставляют их подумать об изменении планов.

Ведь финны читать мысли советника уездного старейшины не умеют.

Тийа ЛИННАРД, pohjarannik.ee, 27.05.06

23:45
2
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...