Везде хорошо, но в Силламяэ лучше

Везде хорошо, но в Силламяэ лучше

Несмотря на неутешительную статистику миграции из Ида-Вирумаа, есть те, кто едет сюда сознательно: это состоявшиеся профессионалы из России, которые переезжают в провинциальные эстонские города, открывая для себя комфортную реальность. А еще возвращаются местные, уже имеющие за плечами опыт проживания в Европе.

Вид Силламяэ с дрона

Иногда они возвращаются

Елена Антушева (41) родом из Силламяэ, но после рождения первого ребенка она перебралась в Норвегию, где ее муж нашел работу. Семья прожила в Норвегии почти четыре года – достаточно времени, чтобы сравнить жизнь там и тут. Норвегия привлекательна своими более высокими социальными гарантиями, но еще больше Елена оценила дружелюбие норвежцев, особенно же ее поразило отношение к детям:

«Уже с садика детей учат не соперничать, а помогать. В первый школьный день первоклассникам не только показали класс и рассказали об установленных порядках, но и познакомили с пятиклассниками, которые потом уже сами все показывали малышам и играли с ними. За каждым первоклашкой был закреплен пятиклассник, и это не на один день: получается что-то вроде шефства. Все игры, программы ориентированы на уважение себя и друг друга, таким образом школа предотвращает буллинг».

«Конечно, там высокие налоги, но для того, чтобы преподавать язык, мне пришлось стать частным предпринимателем, и сделать это было намного проще, чем в Эстонии. В Норвегии же мне не пришлось платить никаких налогов, все зависело от доходов. Так как я проработала только полгода и доходы не превысили определенной суммы, мне вообще не пришлось ничего платить», — рассказывает она.

Но, как отмечает Елена, были и минусы: «Очень непонятно работает Норвежское управление труда и социального обеспечения, от них очень сложно добиться исчерпывающего ответа. Удивила бюрократия. Без положенных пособий человека не оставят, но оформлять их приходится долго».

Цены на продукты, одежду и услуги, например, парикмахерские, там на порядок выше. «Сначала мы жили в Кнарвике – это такой уютный городок, где всё необходимое было под рукой, но потом мы переехали на остров Эустеволл. И там местные жители уже не казались такими открытыми, видимо, сказывалась изолированность. Место определенно красивое, но и работу там найти сложнее, и до большой земли добраться можно только паромом».

По словам Елены, возвращение в Силламяэ было логичным: в какой-то момент в Норвегии стало труднее найти работу. «С двумя детьми хорошо, когда оба родителя работают. У нас не получалось делать это одновременно. Конечно, можно было просто переехать с острова, но мы решили, что пришло время возвращаться», — объясняет она. В Эстонии у семьи было жилье, к тому же рядом родственники, которых так не хватало в Норвегии. «Сомнения касались работы, ведь нужно было начинать с нуля. Но нам повезло – мы быстро нашли работу, только вот к зарплатам пришлось привыкать», — признается наша собеседница.

Больше всего проблем по возвращении возникло со школой. Родители понимали, что старшему ребенку потребуется адаптация, но поскольку сын легко сходится с людьми, а родной язык у него русский, думали, что все пройдет относительно безболезненно.

«Сын пошел в школу с интересом, а уже на второй неделе рассказал, что его обзывают и разговаривают все грубо. Наверное, если жить здесь постоянно, это не так бросается в глаза, но ведь все познается в сравнении. И мы эту разницу хорошо почувствовали. Через месяц учебы в норвежской школе сын знал об увлечениях каждого одноклассника, завел новых друзей. Проучившись год в Эстонии, он так и не рассказал никому о своих интересах, говорил, что стесняется».

«Здесь не хватает, прежде всего, уважительного отношения друг к другу и окружающему миру. Но это характерно не только для Северо-Востока, — считает Елена. — Второе: мало инициативных людей. Сейчас их стало больше, но все еще недостаточно. В-третьих, не хватает носителей эстонского языка. Туристы обычно в восторге от нашего города, но они приезжают и уезжают, а изучающие язык местные продолжают посещать курсы, сдавать экзамены и благополучно всё забывать, поскольку совсем нет языковой среды. А изолированность общества сохраняется, как сохраняется скорее психологический, чем языковой барьер».

Впрочем, вопросом, зачем было возвращаться в Ида-Вирумаа, Елена не слишком задается. «Идеальных мест нет, да и многому, что не устраивает нас дома, способствуем мы сами – своим отношением, действиями либо бездействием, — рассуждает она. — В Силламяэ я работаю в музее, преподаю эстонский язык. Так как работа в музее связана с туризмом, могу сказать, что это еще одна причина жить на Северо-Востоке: у нас столько всего интересного и для детей, и для взрослых, и я рада, что сейчас эта сфера развивается. Например, регулярно проходят джазовые фестивали, приезжают музыканты и артисты, „Золотая маска“ привозит спектакли. Есть языковое кафе, которое проводится в очень интересном формате. В общем, жизнь кипит».

Предприимчивость в маленьком городе

В Силламяэ не только возвращаются те, кто там родился, туда переезжают, например, и россияне. И дело даже не в родственных связях. Вера Хаманова (36) родилась в Санкт-Петербурге, окончила там школу и университет. Она всегда любила путешествовать: «Например, мы с мужем трижды зимовали в Таиланде – наша удаленная работа это позволяла».

Два года назад Вера переехала в Силламяэ и поступила в Ида-Вируский центр профессионального образования учиться на повара. «Мне всегда нравилось готовить, но я всерьез не рассматривала такую возможность. Когда мне рассказали о силламяэском училище, его преподавателях и о том, что в процессе обучения много практики, которой нет в российских училищах, я загорелась этой идеей, — рассказывает Вера. – Конечно, у меня были страхи, что я не смогу полноценно совмещать учебу с работой, но они не оправдались. Говорят, что чем больше нагрузка, тем больше успеваешь. Так и произошло – мне удавалось хорошо учиться, работать и ездить в Нарву на курсы эстонского языка».

В Ида-Вирумаа ее в первую очередь привлекла возможность учиться и общаться на русском: «Я, конечно, учу эстонский, но переезд в другую страну – это все же довольно трудный опыт, а общение на родном языке его немного смягчило». Эстонский Вера стала учить еще в Петербурге. Именно тогда ей было особенно сложно. «Сейчас я уже привыкла, но, увы, языку получается уделять меньше времени, чем хотелось бы, а в училище расписание составляют так, что часы эстонского распределяются неравномерно: то чуть ли не каждый день, то перерыв на пару месяцев, поэтому что-то постоянно забывается», — признается она.

Вера и ее муж открыли в Эстонии агентство интернет-маркетинга и рекламы. Она занимается рекламой в социальных сетях, а супруг – SEO-оптимизацией и контекстной рекламой. По словам Веры, они долго шли к открытию собственного дела: «Еще зимой 2017 года я ездила на консультации в Ида-Вируский центр предпринимательства в Йыхви и Нарву, а затем прошла курс для предпринимателей в Силламяэ. Окончательно к открытию нас подтолкнул наш первый клиент – Нарвский колледж Тартуского университета. Мы настраивали рекламу для привлечения иностранных абитуриентов, в результате удалось увеличить число поданных заявлений более чем в три раза».

Вере очень пришлась по нраву природа Ида-Вирумаа. «Силламяэ — конечно, маленький городок, с Петербургом его бесполезно сравнивать. Но море в десяти минутах ходьбы, вся эта природа – дорогого стоит. В Силламяэ замечательная тропа здоровья, рядом с нашим домом река Сытке и березовая роща. Иногда мы ездим в Йыхви, Тойла и Нарва-Йыэсуу», — рассказывает она.

Каких-то серьезных проблем за время проживания в Ида-Вирумаа она не заметила. «В Силламяэ все хорошо, но я была бы рада, если бы заработал кинотеатр „Родина“ и запущен паром в Котка. А еще хорошо, если бы в Силламяэ был свой спа-отель. Море здесь прекрасное, но есть ощущение, что потенциал города реализован не полностью», — считает она. Супругам нравится в Эстонии, они хотели бы жить здесь и дальше. «Но жизнь часто вносит коррективы в любые планы», — добавляет Вера.

  • Сальдо миграции из региона внутри страны остается отрицательным и превышает тысячу человек в год
  • В 2017 году из уезда за границу уехало 1200 человек
  • Еще 1973 человека переехали из Ида-Вирумаа в другие районы Эстонии
  • 1231 человек переехал в прошлом году в регион из-за других стран
  • При этом в прошлом году из-за границы в регион приехало больше жителей, чем уехало
  • Свои коррективы в статистику внесла административная реформа
  • Население Ида-Вирумаа после административной реформы составляло 140 388 человек по состоянию на май 2018 года.
18:00
15
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...