Единицам дается шанс в жизни построить порт

Единицам дается шанс в жизни построить порт

Маргус ВЯХИ: Тот, кто сможет выйти из создавшегося положения, станет сильнее

Маргус Вяхи называет себя счастливым человеком, потому что ему выпал шанс руководить та ким масштабным предприятием, как строительство нового порта

Мы привыкли уже связывать строительство Силламяэского порта в основном с Тийтом Вяхи, который является одним из его совладельцев. На самом деле уже шесть лет до сегодняшнего дня строительством порта руководит Маргус Вяхи. Его двоюродный брат.

— Что касается вас, то никак не избежать искушения и не задать вопрос: вас привел в Силламяэ семейный бизнес?

— Я не могу комментировать выбор Тийта Вяхи и его партнеров из России. Знаю, что переговоры велись и с другими людьми. И так как руководителя искали около месяца до начала строительства порта, то нужен был человек со строительным образованием. Может, то, что у меня оно есть и имеется опыт управления новыми проектами, и сыграло решающую роль. Начали со строительства нефтяного терминала, который вначале был в собственности порта. Поэтому на это место подходил человек, имеющий опыт работы инженером по строительству.

— Насколько велика могла бы оказаться та куча денег, которая в течение нескольких лет была потрачена на строительство порта?

— Вот так, с ходу, я не могу точно ответить. Если сложить вместе инвестиции и в сам порт, и во все терминалы, то цифра достигает нескольких миллиардов.

— Вы закончили с отличием Таллиннский технический университет по строительной специальности и руководили несколькими крупными стройками, последней, например, было строительство завода стройматериалов «Aeroc» в Ляэне-Вирумаа. Силламяэский порт — это самая крупная стройка в вашей жизни?

— Конечно, как по объемам, так и по финансам. Я могу сказать, что счастлив, получив такой проект. Я думаю, что после меня может и не быть таких людей, у которых будет возможность построить в Эстонии совершенно новый порт.

— Сколько ваших нервов потрачено на такую громадную стройку?

— Деятельность по разработке — это очень приятно. Когда видишь, что каждую неделю появляется что-то новое, то получаешь позитивные эмоции. Правда, последние полтора года мы снизили темп деятельности по развитию. Больше нервных клеток тратится тогда, когда не удается внедрить в жизнь запланированное, когда обстоятельства не зависят от тебя самого, когда кто-то вставляет палки в колеса и мы не можем этому противодействовать.

Конечно, в нынешней общей экономической среде всем трудно. Поэтому надо прилагать больше усилий.

— Насколько серьезно пострадала деятельность порта из-за нынешнего экономического кризиса?

— В обороте меньше денег, следовательно — меньше товаров, производство падает. Это влияет на всех. Но в то же время поля надо пахать и удобрять. Следовательно, кто-то должен откуда-то привозить удобрение и кто-то его должен транспортировать. Надо давать топливо Америке и Европе. Если хотят ездить на машинах, надо транспортировать горючее. Экономика не остановится насовсем. В ситуации сужающегося рынка выживут те, кто эффективнее. Тот, кто сможет выйти из создавшегося положения, станет сильнее.

— По экономическим отчетам за 2007 год насчет Силламяэского порта видно, что он понес 35 миллионов крон ущерба. Какие выводы можно сделать из этого?

— Здесь надо углубиться в детали, чтобы посмотреть, из чего сложилась такая цифра. Кончено, были сделаны большие инвестиции, банковские интрессы приходится платить с того же момента, как получен кредит. А доход начинает поступать только тогда, когда все построено и товары начнут передвигаться в необходимом объеме. Порт — это очень долгосрочная инвестиция. Если мы посмотрим, то, например, порт в Гамбурге имеет 800 лет истории, мы же действуем только несколько лет.

В этой цифре ущерба мы не видим ничего катастрофического, было уже запланировано более-менее в этом объеме. Конечно, мы планировали, что товарооборот будет выше, чем на самом деле было. Если в прошлом году мы рассчитывали на 5 миллионов тонн товаров, то на самом деле было в три раза меньше. В этом году результат должен быть лучше, чем в прошлом, но в данном положении нет смысла что-либо предсказывать, сколько.

— Имелось достаточно таких дней, когда порт и новые терминалы сияли в огнях, но там не было ни одного корабля. Такой вид вас не огорчает, учитывая то, сколько денег и времени потрачено?

— Огорчает. Но количество кораблей — это не самый главный показатель. В пассажирских портах и небольших портах их так же много, как поездов на вокзале. Для нас вполне достаточно, если раз в месяц в нефтяном терминале, который может принять 150000-тонный танкер, стоит такой. Мы измеряем все прежде всего в тоннах товара.

— Негативное влияние «бронзовых ночей» на потоки товара стало потихоньку ослабевать?

— Но заинтересованные никуда не пропали. Часть просто взяла некоторое время, чтобы обдумать или приостановить транспортировку, другие испытывают трудности с получением инвестиций. Если после «бронзовых ночей» интерес российских инвесторов ослабел, то в течение последнего полугода их количество все больше увеличивается. Выжидают как общего потепления экономического климата, так и улучшения международных отношений. Определенное позитивное развитие есть. Приятно, что на политическом уровне общение между государствами оживилось. Между бизнес-кругами всегда были контакты.

Сейчас время занятия позиций. Очень точно смотрят и рассчитывают, кто сможет предложить самую дешевую транспортную цепь.

— Есть такая городская легенда, что в прошлом году вам предлагали грязь в большом объеме?

— Грязь?

— Говорили, что каждую неделю будут приходить корабли с грязью из европейских рек, которую планируется перерабатывать в Силламяэ.

— Это не совсем городская легенда, но нам предлагали не совсем речную грязь. Говорили об одной возможной единице производства, которая могла бы заниматься очищением загрязненной грязи, но общий план нашего порта технически и логистически не подошел для этого. Это было бы довольно трудно осуществить.

— Строительство большого контейнерного терминала по-прежнему продолжается. Откуда вы надеетесь получить столько товара?

— Поток контейнеров через Балтийское море довольно велик, и в будущем он станет только расти. Тогда в конкуренции будет побеждать тот, кто предложит лучшие тарифы.

— Основным вопросом является то, как переправить эти контейнеры из Силламяэ дальше.

— Нашим преимуществом в данном регионе является большая глубина порта, которая позволяет принимать крупные океанские корабли. Одна из возможностей состоит в том, что большие корабли привозят сюда товар, здесь его делят и перескладируют, а корабли поменьше транспортируют дальше. Что касается автотранспорта, то тут главной проблемой является низкая пропускная способность пограничных пунктов.

— Вы построили порт, но внимание и почести достались по большей части Тийту Вяхи. Вы не завидуете?

— Нет, совсем нет. Тийт Вяхи — это все-таки крупный инвестор, и он является самым подходящим для общения с общественностью человеком.

— Чему вы еще от него научились?

— С ним крайне приятно работать. Каждый день можно чему-то у него учиться, потому что он обладает огромным опытом в предпринимательстве и политике. Я учился все те шесть лет, что здесь работаю.

— Много людей из семьи Вяхи действуют в Силламяэ. Какие минусы и плюсы у участия в таком большом семейном бизнесе?

— По-моему, все нормально. Если оглянуться на фирмы, то есть много фирм, в которых работают родственники. В этом нет ничего странного. Скорее, это позитивный момент, потому что внутри семьи все друг друга поддерживают и больше делятся опытом. В Силламяэ работы хватит надолго.

— Инвесторы нервничают, что сейчас дела не идут, как запланировано.

— Нервозность — это не то слово, но, конечно, они обеспокоены. Но они очень прагматичные, умные люди и понимают ситуацию.

— А банки, которые вложили в порт много денег?

— Они, конечно, хотят получить свои деньги, хотя они действуют конструктивно и мы воспринимаем друг друга как партнеры. Если мы выиграем в этой трудной игре, то выиграют и они, а если дело провалится, то оба понесем потери. Мы в одной лодке и вместе пытаемся решить, как пережить все эти времена. У нас есть так называемый план игры на базе разных сценариев — и банки остались им довольны.

МАРГУС ВЯХИ 

* Родился 20 марта 1965 года в Отепяэ. 

* Закончил ныоскую среднюю школу и Таллиннский технический университет по специальности «инженер-строитель» (cum laude). 

* Работал в АО «Tartu Maja», руководил многими строительными объектами в России и предприятиями по производству стройматериалов «Aeroc grupp» в Ляэне-Вирумаа. 

* С 2003 года руководит строительством Силламяэского порта. 

* Выпускник студенческой корпорации «Vironia». 

* Имеет двух детей.

ТИЙТ ВЯХИ, ОДИН ИЗ ВЛАДЕЛЬЦЕВ СИЛЛАМЯЭСКОГО ПОРТА: 

— Так как я сам закончил Таллиннский технический университет, то высоко ценю степень преподавания в этом заведении. То, что Маргус закончил этот вуз с отличием, «очень серьезный показатель. Кроме того, у него был хороший опыт руководства строительством как в России, так и в Эстонии. Я видел, что он является самым подходящим человеком для этого поста. Но мне не так уж легко было его уговорить. Понадобилось два месяца. Я, главным образом, делал упор на то, что у него по» является возможность руководить таким уникальным проектом. Причем я в то время даже не мог предположить, каким огромным окажется это предприятие.

Эрик ГАМЗЕЕВ, PR, 17.01.09

21:50
16
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...