ECOMEN: объявлено убийство

ECOMEN: объявлено убийство

«Объявленное убийство» русского вуза – Института экономики и управления ECOMEN – стало поводом поговорить о тенденциях, наметившихся в частном высшем образовании, и не только на русском языке.

В этом году ECOMEN должен был праздновать юбилей – 20 лет деятельности. И руководитель вуза Ханон Барабанер не верит в то, что результаты одной проверки, пусть даже неутешительные, могут перечеркнуть итоги работы двух десятилетий.

Рапорт Агентства оценки качества высшего образования, анализирующий деятельность ECOMEN, насчитывает добрых 20 с лишним страниц, и, что не раз приходилось слышать за последнюю неделю, читается, как увлекательный детектив. Министр образования Яак Аавиксоо, например, так впечатлился прочитанным, что тут же решил сделать правительству предложение лишить вуз права на преподавание.

Оставим в стороне многочисленные нарушения, связанные с запущенным делопроизводством, вроде того, что один и тот же документ в двух разных местах называется по-разному. Подобные упущения характерны для многих небольших фирм, особенно таких, где для подавляющего большинства сотрудников эстонский не является родным языком. Если бы вуз, ведущий отличную учебную и научную работу, решили закрыть только из-за них, тогда в случившемся действительно можно было бы усмотреть злонамеренный наезд на частное русское образование.

По большому счету не существенен и переданный на рассмотрение в полицию факт использования вузом печати с государственным гербом, иметь которую частным фирмам запрещено. Курьез – не более. В этой статье есть смысл остановиться только на деятельности ECOMEN в Чехии, с расследования которой все и началось, а также на выявленных проверкой странных обстоятельствах получения дипломов как чешскими, так и некоторыми местными студентами.

Знакомое слово «филиал»

Дабы привнести в повествование нотку черного юмора, можно сказать, что в бесконечной истории с «филиалами» русских вузов ECOMEN пошел дальше всех. Если в конце 1990-х Министерство образования вело борьбу с так называемыми учебно-консультационными центрами российских вузов, то в XXI веке ECOMEN cам создал учебно-консультационный центр – в другой стране ЕС.

По словам ректора ECOMEN Ханона Барабанера, в 2010 году к ним по телефону обратилась с предложением сотрудничества организация Международный Пражский университет (IPU), созданная русскими, живущими в Чехии. «К моменту их приезда мы уже выяснили, что это не высшее учебное заведение, но заведение, которое имеет разрешение на проведение образовательной деятельности (в этой части рассказ ректора полностью совпадает с данными министерской проверки – прим. Е.Г.) и имеет определенные лицензии чешского министерства образования и аккредитацию на проведение программ: менеджмент, маркетинг, финансовый учет».

Стороны подписали договор о сотрудничестве, в рамках которого IPU должен был набирать студентов из числа жителей Чехии, Словакии и Польши и обучать их по программам ECOMEN вплоть до получения диплома государственного образца Эстонской Республики. «В договоре записали, что мы действуем в условиях эстонского правового поля, а они – чешского, а кроме того – чего, может быть, делать не стоило – что если мы получим лицензию на магистерские программы, то и по ним мы продолжим сотрудничество на тех же условиях», – продолжает Барабанер.

Обучать студентов (в большинстве своем – русскоязычных жителей Чехии, хотя были среди них и граждане других стран, например, Украины) должны были в основном приглашенные IPU преподаватели-россияне, а представители ECOMEN обязались проводить итоговую аттестацию студентов на территории Чехии. Барабанер представил министерской комиссии список из 14 набранных чехами преподавателей, в том числе из МГУ. Единственная, к кому у комиссии возникли претензии, это ректор IPU Людмила Лисовская, защитившая докторскую работу в не имеющем соответствующих полномочий Kennedy-Western University.

Оформление договоров тоже взял на себя IPU, причем с каждым студентом подписывались два двусторонних договора. Один – между студентом и ECOMEN, его в заполненном виде с подписью студента IPU высылал в Эстонию. Другой – между студентом и IPU. Барабанер говорит, что о существовании второго договора, — в рамках которого чехи, например, вели обучение по программе бакалавриата, гарантировали обучение в магистратуре и требовали плату, значительно превышающую 400 евро за учебный год, установленную Институтом экономики и управления, — они узнали не сразу, а узнав, сочли его внутренним делом чешской стороны.

Если это так, то речь идет о явном недосмотре руководства со стороны эстонского вуза, и этот недосмотр оказался фатальным: о втором договоре сказано в пункте 5.1.3. соглашения о сотрудничестве, причем в формулировке, что это «контракт на обучение по учебным планам и программам Института». А значит ответственность за второй договор ложится и на эстонский вуз тоже.

Голова украинского магистра

Именно с этими, заполненными чешской стороной договорами, и связаны, по словам Барабанера, подозрения в подделке документов, которыми теперь занимается полиция.

Проверка международной деятельности ECOMEN началась после того, как министерство в ходе рутинного контроля данных Инфосистемы эстонского образования выяснило, что ряды вуза вдруг пополнились большим количеством чешских студентов. В ответ на запрос чиновников ECOMEN сообщил о сотрудничестве с IPU. Члены министерской комиссии стали связываться с чешскими студентами и обнаружили, например, гражданина Украины, скрытого в отчете под инициалами O.S., который представил договор с IPU об обучении в магистратуре и справку об оплате учебы на сумму 1700 евро. По словам O.S., в IPU его заверили, что он получит «аккредитованный в Европейском союзе» диплом Института экономики и управления.

O.S. утверждает также, что лично не подписывал договора с ECOMEN, хотя его подпись на документе стоит. И у комиссии есть основания подозревать, что он не один такой. Кроме прочего, оказалось, что у украинца нет среднего образования. «Мы никак не могли предположить, что учебное заведение, в названии которого есть слова „школа бакалавров”, не дает среднего образования. С этим человеком мы действительно недосмотрели, но это единичный случай!» – уверяет Барабанер.

Что касается второго переданного полиции дела – о том, что Институт якобы обучал чехов по программам магистратуры, на что не имел права, тот тут ректор тверд как кремень: ничего подобного они не делали. А как же защита магистерской, которая вроде бы состоялась на базе IPU, в доказательство чего чехи даже представили комиссии фотографии?

«Когда мы приехали в Прагу, – рассказывает Барабанер, – нам сказали, вот у нас тут уже есть один человек, готовый к сдаче магистерской работы. Я ответил, что у нас нет права проводить защиту магистерских работ. Об этом знали и этот человек, и ректор Лисовская. И тогда они сказали: может быть, вы его все-таки послушаете, вы же достаточно опытный человек. Ни о какой официальной защите речи не было! Чтобы выдавать кому-то диплом магистратуры, его нужно сначала получить, это же государственный документ. Поэтому в данном случае это, на мой взгляд, недобросовестно истолкованный факт».

«В чем я себя сегодня виню, что мы установили недостаточно строгий контроль за чешской стороной», – сокрушается ректор. В феврале ECOMEN послал чехам уведомление о желании прекратить сотрудничество.

Теперь перейдем к претензиям, которые появились у проверяющих к выданным студентам дипломам. Комиссия сочла подозрительным, что в самом начале проверки Институт экономики и управления аннулировал четыре диплома, выданных жителям Чехии. Ханон Барабанер говорит, что дело было вовсе не в проверке. Просто все четыре студента перед поступлением в ECOMEN проходили обучение в других вузах, где набрали больше зачетных баллов (в эстонских реалиях – ainepunktid, AP), чем вообще подразумевает программа Института. Прийти к компромиссу в том, как вести учет ранее пройденных предметов, сторонам не удалось, и дипломы пришлось аннулировать. В данном случае, конечно, речь идет о нарушении процедуры – зачет пройденного необходимо проводить до выдачи диплома.

Что касается защиты дипломов по темам, которые не соответствуют сути специальности, например, «Интеграция ребенка с атипичным аутизмом в обычную основную школу», то Ханон Барабанер говорит, что данный диплом защищался по специализации «Социальная работа и управление персоналом». «Социальная работа может вестись не только на предприятии, но и в школе, и эта дипломная не анализирует медицинские аспекты проблемы», – считает ректор. По его словам, вуз представил комиссии с десяток дипломов, но только к теме одного из них у экспертов появились вопросы.

Немалого количества ехидных комментариев в народе удостоился широко освещавшийся в прессе факт, что одна из эстонских студенток ECOMEN прошла программу четырехлетнего обучения за 98 дней. Конечно, кто-то ради диплома готов зубрить практически круглосуточно. Но в данном случае студенту пришлось бы заниматься по… 62 с лишним часа в сутки. Комиссия выявила и другие случаи, когда учащиеся вуза в Эстонии и в Чехии доходили до диплома менее чем за год. По словам Барабанера, все эти студенты начинали обучение не с нуля.

«Например, студентка, получившая диплом за 98 дней, до этого получила у нас диплом по тому же направлению, но с другой специализацией. Теперь ей нужно было пройти только блок спецпредметов в размере 22 AP, что не только реально, но и вполне законно», – объясняет ректор. Он признает, что из тех документов, которыми располагала комиссия, эти подробности не вычитываются, однако указывает на то, что проверяющие могли бы сразу запросить объяснения у вуза. Не оспаривая приведенных в отчете фактов, ректор ECOMEN настаивает на том, что во многих случаях они были превратно истолкованы.

Министерство образования свои выводы о деятельности ECOMEN уже сделало. В комментарии «ДД» представители министерства еще раз пообещали защитить права студентов ECOMEN и изыскать для них возможности продолжения учебы в других вузах и повторили, что предложение правительству о лишении Института права на преподавание, которое планирует сделать министр, связано со значительным снижением уровня обучения и некачественным управлением учебным заведением.

Решать, насколько серьезно вуз погрешил против закона и какая часть вины ложится при этом на чехов, будут полиция, прокуратура и суд. Скорее всего,
руководство Института экономики и управления допустило массу промахов, поставив себя и студентов в крайне затруднительное положение, но подозревать его в мошенничестве или в том, что оно как-то материально выиграло от сомнительного сотрудничества с IPU, вряд ли стоит. Кстати, «ДД» стало известно, что дружба с IPU подвела под монастырь частный вуз и в соседней Латвии.

Русский или частный?

В упрек Барабанеру ставили то, что он вместо того, чтобы отвечать на критику министерства по существу, тут же заголосил об уничтожении высшего образования на русском языке, после чего, мол, добьют и среднее.

Однако на самом деле на тему дискриминации русского образования в этом споре привычно скатываются обе стороны. На вопрос, можно ли говорить о каких-то общих слабых местах частных высших школ и, отдельно, тех из них, где учебная работа ведется не на эстонском языке, исполняющая обязанности заместителя завотделом высшего образования Министерства образования Хелен Пылло первым делом отвечает: «Вне зависимости от формы собственности и языка преподавания ко всем вузам предъявляются единые требования в плане качества учебной работы».

И только после объяснения, что газету интересует не то, притесняют ли чиновники, по их собственному мнению, русские вузы, а вполне объективные проблемы частных учебных заведений, которые видны даже не специалисту и связаны, например, с небольшим количеством студентов, преобладанием приглашенных преподавателей, с недостаточностью научно-технической базы, Пылло признает, что да, для частных вузов зачастую характерны проблемы с заключением договоров об оплате учебы и соблюдением графика выплат. А у прикладных учебных заведений, как частных, так и государственных, зачастую беда с научно-исследовательской работой. Что – заметим от себя – в свою очередь указывает на проблемы с квалификацией преподавательского состава.

И хотя Пылло уверяет, что ни о каком ужесточении контроля со стороны государства речи не идет, не нужно быть ясновидцем и великим экспертом, чтобы понять – в ситуации, когда количество студентов ежегодно сокращается, а высшее образование вот-вот станет бесплатным, причем на любых программах, признанных эстонским государством, вне зависимости от языка преподавания, Министерство образования с удвоенным вниманием будет присматривать за частными высшими учебными заведениями и с утроенным – за теми из них, где преподают на русском языке.

Другое дело, что трудные времена наступили не только для русских вузов. За десять лет количество высших учебных заведений в стране сократилось на треть. Объединять усилия и укрупняться, подминая под себя маленьких и слабых, приходится и государственным, и частным вузам. Например, в прошлом году к Таллиннскому университету присоединилась Таллиннская педагогическая семинария, в настоящее время идет процесс слияния трех теологических учебных заведений.

Частное высшее образование резко сдало позиции в области бакалавриата и докторантуры. В Эстонии остался всего один частный университет – Еstonian Business School (EBS), который не только сохранил позиции на родине, но и активно укрепляет их по другую сторону Финского залива – в Хельсинки. Остальные частные вузы имеют право давать только прикладное высшее образование. Единицы из них – вплоть до магистратуры.

Может ли частный русский вуз выжить в таких жестких рамках? Может. Особенно, если действительно будет ориентироваться не только и не столько на местных русскоязычных студентов, но и на выходцев из стран СНГ, которые совсем не против получить диплом европейского образца. Однако для этого ему нужно быть действительно серьезным учебным заведением с безупречной репутацией и постоянно помнить, что в условиях жесткой конкуренции русское «авось» способно сослужить только дурную службу.

Что дальше?

Ректор ECOMEN Ханон Барабанер направил два письма – премьер-министру и министру образования, в которых просит о встрече и о том, чтобы решение судьбы вуза было отложено на год. За этот период Институт экономики и управления под чутким контролем государства готов устранить обнаруженные нарушения.

Помимо того, чтобы взывать к министрам, у руководства ECOMEN есть еще две официальные возможности попытаться cохранить вуз. Первая – в течение 30 дней подать жалобу в Тартуский административный суд или в Министерство образования, вторая – дождавшись результатов полицейского расследования и исправив указанные недочеты, вновь ходатайствовать о разрешении на проведение учебной работы – под нынешним или новым названием. Правда, вопрос – дождутся ли этого студенты?

Татьяна Логинова, Елена Сергеева и Наталья Строганова (слева направо) окончили «Экомен» с отличием

09:45
9
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...