Врач, медицина должны получать больше, но это должно требовать общество

Врач, медицина должны получать больше, но это должно требовать общество

Терапевт Ида-Вируской центральной больницы Валентина Захаренко — одна из тех врачей, кто не приемлет забастовку медиков. Ее отношение к ситуации не понимают многие коллеги, знакомые, друзья, но это ее не смущает, она прислушивается прежде всего к своему внутреннему голосу. Но мы говорим сегодня с доктором не только о деле врачей, как стали называть происходящие события, связанные с требованиями медработников.

— Если бы 22 января началась забастовка, как бы вы поступили?

— Я бы не бастовала. И пациентам говорила, когда спрашивали об этом: и в случае забастовки приходите, я вас приму.

— Вы ведете прием в Силламяэ, приезжаете оттуда в Кохтла-Ярве и занимаетесь с пациентами в хирургической клинике, дежурите в Пуруском отделении Ида-Вируской центральной больницы. Это же такая большая нагрузка!

— Работы действительно много, но ведь это любимая работа, и слава Богу, что она есть. Когда заговорили о закрытии больницы в Силламяэ, все очень боялись остаться без работы, в том числе и я. Говорят, что счастлив тот человек, который идет на работу с желанием. Я счастливый человек, хотя после работы думаешь, как бы донести ноги до дома и отдохнуть.

— Учитывая последние события, разговоры о забастовке врачей и их требованиях поднять зарплату, задам неприличный вопрос: сколько вы получаете?

— Буквально вчера одна пациентка спросила: «Так вы двадцать тысяч-то получаете?». Я говорю: «Помилуйте, какие двадцать, в длинный месяц — десять, в короткий — восемь». Я выросла в верующей семье, воспитана на религиозных принципах, и один из них учит тому, что надо жить по деньгам, стараться укладываться в ту сумму, которая тебе дана. И я скажу о зарплате так: мне достаточно. А в профессию врача мы шли не по тому, сколько за нее платят, а по призванию, из желания помочь больному, из сострадания, милосердия. Деньги были на втором месте. В профессии врача присутствует все-таки жертвенность.

— И вы считаете, что врачи не вправе бастовать, требовать денег?

— Врач должен получать больше, но не он должен быть в позе просящего. Это унижает, оскорбляет, бросает тень на врача. Уж больно это некрасиво. Говорят, внутренний голос — это голос совести. Так вот, как только я услышала про забастовку, мне нехорошо стало внутри, душа не приняла это. А уж когда стали все это муссировать, появилась какая-то агрессивность в позиции медиков — не пойдем на уступки, внутреннее противодействие этому усилилось, мне становилось стыдно.

Наверное, медицине нужны деньги — и на те же сложные операции, и на повышение зарплаты врачам, но не сами врачи должны их требовать. Пациенты, общество должны увидеть и сказать, что нам надо больше денег на медицину, чтобы врачи не опускались до таких акций, как забастовка. Ведь все же видят наши показатели смертности, заболеваемости. Я спросила у нашего священника отца Николая о его отношении к планируемой забастовке. Он сказал, что если учителя и врачи начинают бастовать, значит, в обществе что-то не так, общество больно.

— Но, тем не менее, врачи добились увеличения финансирования.

— Но ведь мы живем в определенном обществе с определенным уровнем достатка. Помню, когда Силламяэская больница переживала сокращение, мы понимали главного бухгалтера, которая говорила, что если у нее в кармане 100 крон, она не может купить что-то за 200. Надо думать на перспективу, и не только о себе, а об обществе в целом, где мы живем и как. Вот сейчас будет использован резерв больничной кассы, а дальше что? На другие нужды не будет хватать денег, очереди к врачам, думаю, еще больше вырастут. Мы можем ввергнуть все общество в пучину, в необходимость увеличивать социальный налог.

Нужен анализ того, куда мы идем. У нас много мудрых людей в медицине, есть опытные организаторы здравоохранения, которые могут это сделать с привлечением экономистов и других специалистов. К сожалению, нередко это делается людьми без достаточного жизненного и профессионального опыта.

— Вы работаете врачом 32 года и можете сравнить отношение к медицине пациентов раньше и сейчас. Вы чувствуете сейчас больше негатива?

— Конечно, он есть. И в основном из-за того, что раньше больному уделялось больше внимания. Наверное, мы слишком сильно урезали медицинскую помощь. Возьмем, к примеру, больницу в Силламяэ. Зачем было ее закрывать, оставив только койки по уходу? В городе 17 тысяч населения плюс порядка трех тысяч человек живут в окрестных поселках и хуторах. Да, там не нужна хирургическая больница, но уж терапевтическую коек на 30 надо было оставить. И Ида-Вируская была бы не так сегодня загружена. И представьте больного человека, которому надо ехать с пересадками на двух автобусах из Силламяэ в больницу Пуру или Кохтла-Ярве...

Председатель правления Силламяэской больницы Валерий Абрамович как-то сказал, что современная медицина похожа на бурлящий котел, в который хозяйка кладет все подряд, и не поймешь, что из этого получится. Может, мы слишком уклонились в одну сторону, а надо было посмотреть опыт, например, Германии, где совсем другая медицина. Там в таких же городках, как Силламяэ, есть небольшая муниципальная больница со всеми необходимыми отделениями по нескольку коек, есть частная больница.

— Дефицит внимания к пациенту, наверное, не всегда объясняется только нехваткой средств. Что ни говорите, но современная медицина хорошо оснащена оборудованием, диагностической аппаратурой, которая может сказать о состоянии пациента практически все. Но согласитесь, что вместе с тем произошло отчуждение врача от пациента?

— Меня часто называют старомодным врачом. Не по знаниям, потому что я постоянно учусь — это и дело чести и профессии, и легче работать, зная все детали. Старомодной в смысле подхода к пациенту. Нас учили, что надо посмотреть в его глаза, взять за руку. Сейчас модно, как на Западе, обращаться к пациенту на «ты». Но ведь обращение на «вы» — это уважение к человеку. Профессор Мехилане на курсах обращал наше внимание на то, что не должно быть так: к вам пришел в кабинет больной, а вы сидите, как царь и бог, и он перед вами никто. Должно быть уважение, равноправие. Это очень важно.

— Получается, что можно быть большим профессионалом, но не оцененным пациентом по одной простой причине — элементарного невнимания к нему?

— За 32 года работы я убедилась, что не надо быть семи пядей во лбу, ведь если чего не знаешь, всегда можно подучиться, но если ты не внимателен, то можно растерять и весь свой ум. Был у нас в Силламяэ опытный хирург, а я много лет на «Скорой» работала, и всегда, когда привозила больного с острыми болями в животе, он спрашивал, послушала ли я легкие? Он знал, что боли в животе могут быть при инфаркте, воспалении легких. То есть больного надо детально осмотреть и расспросить, и когда у тебя есть навык, это не требует много времени.

Сейчас много аппаратуры. Это здорово, это очень хорошо, но голову врача не заменить ничем. Есть такое понятие, как клиническое мышление. Надо все данные аппаратуры увязать в голове, проанализировать и знать, куда их приложить. И тут внимательность очень важна.

— Среди мнений людей, высказываемых в связи с требованиями медиков, слышала такое, что надо зарплату врачей поставить в зависимость от того, как хорошо и быстро он вылечит человека.

— Это глупости. Есть три стороны — врач, болезнь и больной. Если мы будем с больным против болезни, будет и лучший результат. А часто врач один бьется, а больной идет на сторону болезни и потакает ей, а с врача потом спрашивают. Если астматик курит, как его лечить? Каждый человек индивидуален, и как бы хорошо хирург ни сделал операцию, потом многое зависит от самого больного. Недавно смотрела 50-летнего мужчину. Пять лет назад ему было сделано шунтирование, у него высокий холестерин. А он по-прежнему курит, выпивает, лекарства не принимает, зато ест сало. «Я хохол, как же без сала», — сказал он мне. Ну как тут спросить за качество лечения только с врача?

Медицина — это очень тонкая вещь, и тут надо спрашивать с двух сторон, а у нас люди могут обвинить только врача.

— Доктор, правда, что в здоровье человека только 10 процентов зависит от медицины?

— Да. Существует такая схема составляющего наше здоровье: 50 процентов — это наследственность, то есть то, какие гены нам передали родители. Проявится она или нет в виде заболевания, зависит от окружающей среды, ведь есть разница — на Багамах живешь или в запыленном от заводов районе. И этот фактор составляет 20 процентов. Еще 20 процентов зависит от образа жизни человека. Что мы видим в больнице? А то, что все хронические болезни — это результат нашей наследственности, окружающей среды и образа жизни. Я тут прочитала в журнале совет и поразилась — надо в день ходить не меньше 30 минут. Всего-то! А ведь на самом деле многие и того не ходят, какие-то пять-семь минут, а потом на целый день за компьютер… И вот мы пожинаем плоды.

— А вы ходите много?

— Я до 40 лет активно занималась многими видами спорта, сейчас остались плавание и велосипед. А хожу тоже немало. Мой дом на одном конце Силламяэ, больница на другом, туда три километра и обратно — пешком. С автобусной остановки, приехав из Кохтла-Ярве, до поликлиники бегу полтора километра, потом до дома, так что в день пять, а то и семь километров прохожу.

— Недавно вас назвали в числе лауреатов фонда «Благовест». Как вы к этому отнеслись?

— Я придерживаюсь принципа, о котором сказал Пушкин: «Хвалу и клевету приемли равнодушно, и не оспаривай глупца». Правда, насчет последнего часто не сдерживаюсь, оспариваю. А то, что стала лауреатом… Что ж, приятно, что оценили, со стороны виднее, наверное. Если очень возгордишься, то быстро жизнь на место поставит. А вообще очень гордиться медикам и врачам нельзя. Не от тебя многое зависит. Просто делай как должное, а там — как Бог даст.

Нина ВОРОПАЕВА, pohjarannik.ee, 27.01.07

Нельзя не сказать и о том, что в зале присутствовал, как выразилась Людмила Ганс, большой десант силламяэсцев. Городская газета «Силламяэский вестник» представила к награждению терапевта хирургической клиники Центральной больницы Ида-Вирумаа Валентину ЗАХАРЕНКО. И зал разразился бурными аплодисментами, когда предприниматель Александр Злобин вручал ей приз. И это понятно. Все мы научились понимать в нашей непростой обстановке, что это значит — хороший и внимательный врач.

10:10
56
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...