Вячеслав Кошелев - наиболее быстро бегающий шахтер во всем мире

Вячеслав Кошелев - наиболее быстро бегающий шахтер во всем мире

Силламяэсец Вячеслав Кошелев — феноменальное явление в сегодняшнем спорте Эстонии. Кто еще мог бы справиться с тем, чтобы всю ночь «отпахать» в шахте, утром поехать куда-то на другой конец Эстонии и там на соревнованиях намного обогнать всех конкурентов?

— Благодаря какому приему вам в последние годы удается уверенно побеждать соперников почти на всех проходящих в Эстонии соревнованиях по бегу на длинные дистанции, в которых не участвует обладатель «серебра» чемпионата Европы по марафону Павел Лоскутов?

— Я люблю бег и тренировки — иных секретов нет. Для любителя мои тренировки очень напряженные. Свою роль играет, пожалуй, и то, что в свое время, когда входил в юниорскую сборную СССР, получил настолько хорошую основу, что от нее есть польза и теперь, после многолетнего перерыва в тренировках.

— Что представляют собой эти напряженные тренировки?

— Обычно мой день состоит из работы, тренировки и сна. Больше ничего я не делаю. Если я не на работе, то бегаю. Я должен использовать каждую возможность. Например, и сегодня я пришел с ночной смены, выпил кофе и сразу отправился бегать. К сожалению, на неделе не могу посвятить тренировкам столько времени, как, например, Павел Лоскутов. Только в выходные могу тренироваться столько же.

— Сколько вы пробегаете за месяц?

— Сейчас, когда сезон соревнований в разгаре, получается около 500 километров. В подготовительный период побольше — 700-800 километров. Но чтобы набрать такой километраж, мне приходится брать на работе отпуск.

— Так что все ваши отпуска проходят в беге?

— Да, стараюсь брать отпуск ранней весной, чтобы прилично подготовиться к сезону. Цель отпуска и состоит в подготовке к летним соревнованиям.

— Что ваша супруга думает о таком образе жизни?

— У меня вся семья бегает. Жена, раньше тоже довольно серьезно занимавшаяся спортом, сейчас — тренер и иногда тоже участвует в небольших соревнованиях.

— Если бы у вас не было необходимости работать и вы могли полностью посвятить себя бегу, то каких результатов смогли бы достичь?

— Если б я смог хотя бы год только тренироваться и ездить в лагеря, то результаты заметно улучшились бы. Я уверен, что сумел бы выполнить нормативы, необходимые для участия в чемпионатах как Европы, так и мира. В беге на длинные дистанции 37 лет — еще не тот возраст, когда надо начинать подумывать о том, чтобы оставить спорт.

— Тренировки в таком виде и таком объеме дают или, скорее, отбирают здоровье?

— Думаю, что занятие спортом обуславливает здоровый образ жизни, а это хорошо влияет и на самочувствие. Конечно, при этом надо уметь регулировать нагрузку и постоянно следить за своим состоянием — пульсом, давлением. Если эти показатели ухудшатся, то надо уменьшить нагрузку и отдохнуть, а иначе действительно можно себе повредить.

— Это правда, что вы осенью 1999 года стали после почти восьмилетнего перерыва снова серьезно тренироваться, чтобы бросить курить?

— Да, это так.

— Помогло?

— Помогло. Сразу бросил, ведь курить и в то же время показывать хорошие результаты в беге невозможно. Так как мой сын в то время тоже начинал тренировки по бегу, то я стал вместе с ним ходить на стадион, вот так и у меня самого появилось желание бегать.

— На какие достижения сына вы надеетесь?

— Надеюсь на максимально хорошие. Стараюсь передать ему весь свой опыт. Гены тоже должны свою роль сыграть.

— Для вас стало бы, наверное, очень сладким мгновение, когда на каком-нибудь крупном соревновании вы оказались бы рядом со своим сыном на самых высоких ступеньках пьедестала?

— О, конечно, это было бы прекрасно, и я очень жду этого. Приятно было, когда нынешней зимой мы вместе пробегали на стадионе быстрые отрезки — и он наступал мне на пятки почти до последних повторов серии.

Но пока Денису только 16 лет, а это очень мало для бега на длинные дистанции.

— От чего вам приходится отказываться для поддержания спортивной формы?

— Ни от чего особенно не приходится. Единственное удовольствие, которое я не могу себе позволить летом, это позагорать и поплавать в море.

— Почему?

— Это делает мышцы вялыми, и к тому же, когда находишься на пике формы, каждое купание в чуть более прохладной воде может привести к простуде. Я должен беречься.

— Для шахтеров, как и для других занимающихся тяжелой физической работой людей, вовсе не грех порой немножко выпить. А как у вас с этим обстоят дела?

— Я очень редко выпиваю, прекрасно обхожусь без этого.

— Можно ли в Эстонии что-то заработать на беге?

— Призовые фонды невелики, на это никак не прожить. Для меня самое важное — радость от бега. Если бы призов вообще не было, я бы из-за этого не отказался от участия в соревнованиях. Иногда получал за победу довольно необычные вещи — например, мешок картошки.

— Бросилось в глаза, что на многих соревнованиях по бегу призами для победителей становилась разного вида бытовая техника. Если учесть, на скольких соревнованиях вы побеждали в последние годы, то вы, наверное, могли бы скоро открыть из этих призов магазин бытовой техники в Силламяэ?

— (Смеется.) Вскоре, может быть, действительно можно было бы об этом подумать. В год получается около сорока соревнований. Например, нынче за три месяца было уже 22 старта. И в большинстве забегов я действительно победил.

— Для многих это мистика, как вы можете после ночной смены в шахте на следующий же день отправиться на соревнование и всех там обогнать?

— Я к этому привык. Для меня сейчас работа — это все же основное. Если приходится бежать после ночной смены и не выспавшись — ничего страшного. Надо справляться. Я отдаю себе отчет, что соревнуюсь и тренируюсь в соответствии с теми возможностями, что появляются без отрыва от работы.

— Ваши результаты в последние годы остаются довольно стабильными. Они не стали хуже, но в то же время и не особенно улучшались. Какие цели вы ставите перед собой сейчас?

— Надеюсь все же улучшить свои результаты, обойти на каком-нибудь соревновании Павла Лоскутова — по-прежнему большая цель для меня. В нынешнем году на некоторых соревнованиях мне удавалось конкурировать с ним, но надо признать, что сейчас он все же явно лучше меня.

— Лоскутов ведь сейчас — на высшем европейском уровне?

— Конечно, и я тоже хотел бы к нему приблизиться.

— Вы, очевидно, могли бы получить более хорошие возможности для тренировок, если бы входили в эстонскую сборную, но для этого вам надо получить эстонское гражданство. Вы не пытаетесь это сделать?

— Думаю, что если бы я был нужен сборной, этот вопрос оказался бы решен. Но, похоже, это никого там не интересует. Разумеется, если бы у меня имелись гражданство и место в сборной, то не было бы необходимости работать на шахте — и я мог бы тренироваться на более профессиональном уровне.

— Насколько горьким опытом стало для вас, когда в 2000 году вы завоевали несколько медалей на чемпионате Эстонии, но позднее оказались вынуждены вернуть их, так как Союз легкой атлетики посчитал, что спортсмен без гражданства не имеет права участвовать в чемпионатах?

— Я довольно тяжело пережил это, многие после такого удара вообще уходят из спорта. Но я решил для себя, что должен быть выше этого, и сейчас довольно приятное чувство охватывает, когда на соревнованиях, в которых я могу участвовать только вне официального зачета, другие спортсмены подходят и поздравляют меня как истинного победителя.

— В свое время в юношеском классе вы достигли вершин мирового уровня — шестое место на юниорском чемпионате мира убедительно подтверждает это. Почему в классе взрослых у вас уже не сложилось так удачно?

— В сборной Советского Союза нас полунасильно возили тренироваться в горы. У меня организм приспосабливался к горным условиям не совсем так, как у других. Но никто не хотел это учитывать. Поскольку я был на голову выше других членов сборной, то мог довольно сильно воевать против этой системы. Но, в конце концов, не осталось ничего другого, как поехать.

Месяц или два напряженно тренировались там, а когда спустились, я был полностью измотан. На соревнованиях едва до финиша доходил. Совсем «развалился» и на некоторое время вообще бросил бег.

Через год, когда переехал в Эстонию, снова стал тренироваться и достиг довольно хорошей формы. Но тогда был сложный переходный период, Союз легкой атлетики не имел возможности платить стипендию, вот и не осталось ничего другого, как пойти работать, ведь у меня уже была семья, маленький ребенок.

— Какие мысли посещают вас во время бега?

— Во время соревнований не думаю ни о чем другом, только о том, как бы победить. От всего остального отключаешься. Когда становится трудно, то просыпается своего рода азарт: мол, мне тяжело, но другим, очевидно, тоже. Организм все же сам выбирает свой темп. Выше головы все равно не прыгнешь — как тренировался, так и пойдет, на соревновании чудес уже не происходит. Но помучаться, конечно, приходится, и если платой за это становится победа, то возникает удовлетворение.

Свой, но неизвестный

Хотя имя силламяэсца Вячеслава Кошелева уже несколько лет с весны до осени звучит в Эстонии почти каждые выходные во всех спортивных новостях, для более широкой эстонской общественности он все же до сих пор — фигура малоизвестная.

По сути, его достижения и жизненный путь предоставляют для СМИ намного больше интересного материала, чем жизнь и успехи иной сильно раздутой звезды. Почему же он до сих пор не приковал большого внимания к себе?

С одной стороны, причиной наверняка является его собственная скромность. Однако современный спорт все больше становится частью шоу-бизнеса и скромность при этом не является, к сожалению, преимуществом. Большего внимания СМИ и поддержки публики, следовательно, и спонсорских денег, удостаиваются те спортсмены, которые не только показывают спортивные результаты, но и громко говорят о них.

При этом одним из неизбежных «орудий труда» является знание эстонского языка. Эстонской общественности не столь уж важно, какой национальности тот спортсмен, который представляет государство. Важно, чтобы он был хорош в общении. Все проживающие в Эстонии спортсмены — русские по национальности оказались приняты за своих с тех пор, как стали давать интервью на эстонском. Поэтому и Вячеславу Кошелеву стоило бы в его же собственных интересах потрудиться над изучением эстонского языка.

Однако у этого человека столько заслуг перед Ида-Вирумаа, что силламяэские городские власти и Ида-Вируское уездное управление могли бы взяться и походатайствовать об эстонском гражданстве для него — за особые заслуги. Если учесть, сколько славы принес Кошелев Ида-Вирумаа, то, по мнению «Северного побережья», он наверняка достоин такого гражданства больше, чем некоторые политики или бизнесмены, получившие эстонское гражданство подобным образом.

Эрик ГАМЗЕЕВ, pohjarannik.ee, 30.07.05

12:50
2
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...