Реклама

Тынис Калберг: Значение Силламяэ возрастает во всем регионе Балтийского моря'

Тынис Калберг: Значение Силламяэ возрастает во всем регионе Балтийского моря'

На торжественных церемониях, все чаще за последние годы проводимых в Силламяэ по поводу открытия новых объектов, обычно места на снимках не достается заместителю мэра Тынису Калбергу. Однако именно он зачастую выполняет большую часть малозаметной и на первый взгляд скучной бюрократической работы, без которой ни одно из подобных начинаний не оказалось бы возможным.

— Восемь лет назад во всей Эстонии очень не хватало юристов. Вы заканчивали Тартуский университет и очень хороших предложений о работе у вас, как у выпускника с дипломом юриста, очевидно, хватало — от места в адвокатском бюро до должности в юридических отделах крупных фирм. А вы стали юристом в совершенно не знакомом тогда для вас и не самом престижном Силламяэ. Почему?

— В действительности ситуация и вправду была такая, что из-за большой нехватки юристов всех нас уже на первом курсе «расхватывали» на работу. В то время, когда приехал в Силламяэ, я продолжал трудиться и на втором рабочем месте в Тарту. А почему приехал? Пригласили.

— Кто пригласил?

— Тогдашний мэр Силламяэ Яак Тамм. Поначалу у меня не было намерений остаться тут на очень долгий срок. Но позднее в ходе работы это отношение сильно изменилось.

— Что заставило изменить отношение?

— Во-первых, очень интересная и ответственная работа, очень приятный коллектив. Во-вторых, очень живописная силламяэская городская среда — весь этот внешний вид, природа и здешние добрые и симпатичные люди.

— Вы в то время русский язык знали?

— Немного знал, но наверняка хуже, чем сегодня.

— А когда-нибудь прежде в Силламяэ бывали?

— Один раз. С товарищами по тренировкам совершили тур по Ида-Вирумаа, и я увидел, что действительная жизнь тут вовсе не такая серая, как я думал раньше.

— Каким видом спорта вы занимались?

— Каратэ.

— И какого уровня достигли?

— Около двенадцати лет занимался этим серьезно. В своей весовой категории побеждал на нескольких турнирах в Эстонии, но особо говорить об этом не стоит. Многие полагают, что каратэ — это только сильные удары и драка. На самом деле это — соответствующий образ жизни и мышления, а также своего рода культура.

— Что дали вам занятия каратэ?

— В первую очередь — самодисциплину и определенные системы оценки ценностей.

— Силламяэ долгое время был закрытым городом, и это обстоятельство сформировало, очевидно, проживающих там людей. Как вам, молодому человеку из южной Эстонии, удалось найти взаимопонимание со здешними людьми?

— Надо сказать, что хотя город был закрытым, здешние люди очень открытые и дружелюбные, и я очень многому у них научился. Они всегда готовы помочь и никакой проблемы не делают из того, если я, к примеру, разговариваю с ними на корявом русском языке. Никакого конфликта культуры я здесь никогда не наблюдал.

Конечно, в течение всех этих лет меня удерживает здесь и работа. Круг вопросов, которыми я могу тут заниматься, очень широк. Эти восемь лет оказались весьма интересным периодом, когда во всем этом регионе произошло очень много изменений. Мне посчастливилось находиться в центре этих изменений.

— Что интересного в работе чиновника?

— Я участвовал в процессах, которые поначалу были лишь идеями на бумаге, но со временем становились все более конкретными и в конце концов реализовывались.

Если в последние годы я занимаюсь в основном вопросами городского развития, то раньше, когда был юристом, почти все касающиеся городской жизни вопросы в какой-то мере проходили через меня. Многие люди действительно не представляют себе, чем занимается городская власть. Даже некоторые знакомые говорят: мол, вы отсиживаете просто так свои часы и пьете кофе. Но в действительности, куда ни посмотришь в городе, почти все является сферой деятельности местного самоуправления. Будь то вопросы уличного освещения, управление школьным зданием или выброшенный на улицы мусор.

— Силламяэ является сейчас одним из наиболее быстро развивающихся регионов Ида-Вирумаа. Тут возникает очень много инициатив, и все они требуют проработки со стороны городской власти. Насколько сильно при этом противостоят коммерческие интересы и публичные интересы города, как найти разумный компромисс между ними?

— Эти решения всегда были сложными и становятся все сложнее. При составлении и осуществлении планировки и разных стратегий неизбежно сталкиваются интересы всех сторон — и их надо учитывать. Но для производства законом определены соответствующие процедуры, которые следует совершать.

— Наиболее известным и крупным новым силламяэским объектом является порт. Насколько большим был объем документов, которые горуправлению и вам в том числе пришлось переработать для того, чтобы порт смог сейчас действовать?

— Я думаю, что их было килограммов сто. Тех папок и бумаг оказалось все же безумно много...

— Неужели действительно кто-то в состоянии внимательно переработать это безумное количество документов, или же есть среди этих бумаг немало и таких, которые никто, кроме самих составителей, никогда не читал? Как остаться нормальным после того, как прочитаешь такое большое количество документов в довольно-таки бюрократическом изложении?

— Не знаю, очевидно, мы еще нормальные. Но ведь по сути все это не прочитывает лишь один человек в нашем здании — это распределено между разными чиновниками и они отвечают за свою часть.

— В чем проявляется ответственность чиновников?

— Могу привести в пример один город Эстонии, в котором торговый центр построили так, что он заслонил от солнца рядом стоящий дом. В ходе процесса производства в самоуправлении мнение пострадавшей стороны не учли — и она пожаловалась выше. Позднее было сделано предписание о сносе этого торгового центра. Кто останется тут виновным? Конечно, тот, кто выдал разрешение на строительство и использование, то есть самоуправление. Предприниматель, построивший на основании разрешений торговый центр, понес большие убытки. Он востребует их с самоуправления. Далее существует Закон о государственной ответственности, на основании которого самоуправление, в принципе, может востребовать этот ущерб, в свою очередь, от тех чиновников, которые небрежно выполнили свои обязанности.

— Что делать, чтобы такой неразберихи не происходило?

— Законодатель предписал для нас четкую процедуру, и надо тщательно следить, чтобы она соблюдалась. Например, если от предпринимателя исходит инициатива что-то сделать, надо сначала посмотреть, сочетается ли это с общими городскими стратегическими целями, определенными в таких местных соглашениях, как общая планировка и программа развития. Далее надо соблюсти требования об обнародовании, оповестить различные стороны и общественность, которые имеют возможность высказать свое мнение. Мы должны эти мнения учесть или мотивированно опровергнуть. Затем начинается круг согласований, в ходе которого свое мнение высказывают разные госучреждения и компетентные специалисты. Таким образом, это количество документов постепенно все увеличивается и процесс конкретизируется.

— В действительности за этими дополнениями и изменениями могут ведь стоять десятки миллионов крон. Насколько ощущается давление со стороны предпринимателей, чтобы связанное с делом производство в горуправлении прошло как можно более гладко и без дополнительных проблем?

— Ясно, что каждый предприниматель хочет пройти эти процедуры как можно быстрее и без дополнительных расходов. Но в то же время предприниматели заинтересованы, чтобы принятые в конце концов городской властью решения оказались компетентными, чтобы позднее не возникало споров, дополнительных хлопот и расходов.

— Из-за каких объектов в Силламяэ возникали самые горячие споры между разными группами по интересам?

— Споры были всегда, но люди, участвовавшие в производстве, оказывались достаточно конструктивными и компетентными. Более серьезные обсуждения касались того, как уменьшить риск для окружающей среды, неизбежно сопутствующий появлению новых объектов.

— Насколько активно силламяэсцы интересуются такими планировками и оценками влияния на окружающую среду?

— Мы сами прилагали немало сил во имя того, чтобы люди приходили на место и вносили предложения. Участие общественности облегчает и нашу жизнь, ведь тогда позже никто не сможет сказать, что мы тайком приняли какое-то решение.

— Если владелец Силламяэского порта Тийт Вяхи позвонит вам и скажет, что у него или у кого-то из его партнеров по бизнесу есть план инвестиции в несколько сотен миллионов крон и надо бы быстрее выполнить необходимые бюрократические процедуры, заставит ли это вас побыстрее продвинуть его проект, или же вы скажете: мол, господин Вяхи, ваш проект стоит на 47-м месте в очереди и займемся мы им, наверное, где-то через полгода?

— Не стану скрывать, что это, разумеется, заставит нас шевелиться побыстрее. Хотя для горуправления все вопросы важны, существуют все же определенные приоритеты — и развитие промышленного района является одним из них. Если гражданин Вяхи или кто-то другой сообщит, что у него действительно запланирована инвестиция в несколько сотен миллионов крон, то мы не сможем сказать, что его место в очереди — 47-е. Но это не значит, что мы пойдем на какие-то уступки или не выполним некие предусмотренные процедуры.

— У заместителя мэра, занимающегося вопросами развития, было бы правильно спросить, в каком направлении развивается Силламяэ, каким мог бы стать этот город, например, через десять лет?

— Думаю, что если 50 лет назад Силламяэ вообще не указывали на картах из-за располагавшихся тут предприятий военной промышленности, а сейчас город занимает все более заметную позицию на карте Эстонии, то через десять лет Силламяэ должен стать уже более широко известным во всем регионе Балтийского моря. Значение города возрастет, а это предполагает рост сотрудничества с другими городами данного региона и действующими тут предпринимателями.

Очень важно при этом достичь оптимального равновесия в развитии — между развитием предпринимательства и интересами людей, чтобы природная окружающая среда и искусственная среда хорошо «ладили» друг с другом. При развитии города надо прежде всего исходить из интересов жителей, чтобы им хорошо жилось тут. Наряду с созданием нового надо заботиться о том, чтобы сохранялись своеобразие и самосознание города.

Эрик ГАМЗЕЕВ, pohjarannik.ee, 20.01.07

17:10
146
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!