Родным эстонский стать не может, но может стать любимым

Родным эстонский стать не может, но может стать любимым

Преподаватель Ирина Мелякова создала в родном Силламяэ, русскоязычном городе Ида-Вирумаа, кружок эстонского, в котором ребята изучают язык в неформальной обстановке. Работа кружка «K nagu Kodus, K nagu Koos» (в названии заключена игра слов, которую можно на русский перевести так: эстонский как дома, эстонский вместе) началась в октябре прошлого года. Накануне сегодняшней даты, когда Эстония отмечает свой традиционный Emakeelepäev (День родного языка) мы побеседовали с учителем о преимуществах такой методики преподавания детям, чьим родным языком эстонский не является.

Потому что интересно!

— Ирина, что подвигло вас предложить силламяэским детям из русскоязычной среды изучать эстонский язык способом, отличным от школьной программы?

— Во-первых, скажу о том, что с тех пор, как я стала работать по специальности учителя эстонского языка в Силламяэ (Ирина — выпускница Тартуского университета, в Силламяэ преподает эстонский с 2006 года, имеет опыт работы с учениками разного возраста: и в основной школе, и в профессиональном училище. — Н.К.), наблюдаю неизменно высокий интерес жителей города к изучению государственного языка. И это вопреки утверждениям, что в Ида-Вирумаа учить эстонский не хотят. Ничего подобного! Люди понимают, если они являются постоянными жителями Эстонии, то в той или иной степени эстонский им необходим, и если не для того, чтобы общаться друг с другом или совершать покупки в магазине, то для того, чтобы заполнить документы на эстонском языке, обратиться в госучреждения (время от времени с этим сталкивается почти каждый) и т.п. И в Силламяэ меня многие просили давать частные уроки, причем как детям, так и взрослым. Поначалу я действительно занималась репетиторством, потом не стало времени — у меня появилась семья, сначала один ребенок, потом второй и третий, к тому же основная работа всегда требует много времени и самоотдачи, а у меня образовалась и другая работа, связанная с молодежными международными проектами. И вот именно она, проектная деятельность, открыла мне глаза на эффективность неформального подхода к обучению. Ты осваиваешь и узнаешь что-то новое не потому, что тебе со всех сторон — и учителя, и родители — твердят, что это необходимо, что без этого ты пропадешь, а потому что ты поймал себя на личном интересе к тому или иному предмету и начинаешь по собственному желанию больше и лучше познавать его. А это тебя наполняет какими-то действительно интересными знаниями о мире, о других людях, об их культуре и языке, открывает тебе новые жизненные горизонты, расширяет твои возможности. Но главное, на мой взгляд, неформальный подход (не когда мне все тычут, что мне это надо-надо-надо, а когда я сам начинаю интересоваться чем-то — музыкой или кухней другой страны, популярной личностью — и не для чьего-то одобрения, не за оценку, а просто потому, что лично мне это становится симпатичным) очень способствует изучению того или иного предмета, языка по привычной учебной программе, помогает лучше подготовиться к каким-то классическим зачетам, контрольным работам и экзаменам, которые являются неотъемлемой частью любого образовательного учреждения. И вот когда я это, имея преподавательский опыт по утвержденным государством учебным программам, испробовала на себе и окончательно убедилась в том, что неформальный подход к обучению (не обязательно эстонского языка, любой дисциплины) дает положительный результат, он больше нравится ученикам, особенно школьникам, чем обязательная работа в классе, мне и пришла идея создать такой кружок в Силламяэ, благо, у меня появилось время на эту деятельность, ну и личное желание (улыбается).

Ирине очевидно, что за неполные полгода работы кружка, дети действительно начинают тепло относится к эстонскому: «Когда на открытках, которые сами мастерят, они по собственному желанию пишут «Я люблю Эстонию! Я люблю эстонский!» или когда чья-то мама делится, что ее сын после моих занятий приходит довольный и говорит, какую прикольную новую фразу он узнал на эстонском, мне хочется верить, что мои старания не напрасны». Фото из архива силламяэского кружка «K nagu Kodus, K nagu Koos»

— Но ведь кружка бы не получилось, если бы не набрались желающие заниматься в нем…

— Да, они появились быстро. Кружок полностью укомплектован и есть еще желающие заниматься, пока они находятся в «листе ожидания». Сейчас в кружке — около 20 детей от 10-ти до 12-ти лет.

— Почему вы решили заниматься с детьми именно этого возраста?

— Это дети, которые не первый год изучают эстонский язык, умеют читать и писать по-эстонски (наш кружок — это не эстонский с нуля, занятия рассчитаны на наличие определенной базы), но в них уже пропадает мотивация к его изучению — на уроках в школе становится нудно, скучно. Приходится зубрить, но это же не интересно! И если детсадовца можно привлечь к обучению игрой, школьника младшего возраста послушанием, то как раз годам к десяти, когда ребенок становится более самостоятельным, начинает делать осознанный выбор, лениться и от чего-то отказываться, только родительского и учительского контроля уже недостаточно, к изучению предмета его нужно привлечь чем-то существенным и предупредить в нем чувство отвращения, ненависти. Но обращу внимание, наш кружок не подменяет школьную программу обучения эстонскому языку, не критикует школьные уроки, он является добавкой, когда дети в свободной творческой форме продолжают изучать эстонский язык и культуру и тут же могут применить только что приобретенные знания на любопытной практике.

— Например.

— Например, на одном из занятий мои кружковцы превратились в следопытов и изучали, кто из живущих рядом с нами животных — кошка, собака, голубь — какой след оставляет. На другом занятии мы пускали «блинчики» по воде и обсуждали это на эстонском. Я сомневаюсь, что в школьном учебнике можно встретить фразу «lutsu viskama», которая означает любимое развлечение детей и взрослых — бросать камушки так, чтобы они прыгали по воде и оставляли «блинчики». В то же время подобные выражения, не из учебника, а из реальной жизни, сближают людей. Русскоязычный ребенок, оказавшись в среде сверстников-эстонцев, владея вот таким живым эстонским, легче найдет с ними общий язык (не фразами же из учебника общаться детям между собой), а человеческое сближение дает совершенно естественный мотив интересоваться языком и культурой твоего друга. Еще, и тоже благодаря проектной деятельности, я заметила, что в свободной непринужденной обстановке очень легко начинают общаться представители любых национальностей, особенно дети, в том числе русские и эстонцы. А не один год преподавая эстонский, имея смешанную семью — эстонско-русскую, детей-билингвов, я поняла, человек может перфектно владеть языком, к примеру, идеально пишет официальные письма, но если его знания языка далеки от бытовой жизни — он никогда не смотрит на этом языке телевизионных программ, не читает газет, не слушает песен, не знает, какие словечки, шутки употребляют носители языка между собой, он так и останется на определенной человеческой дистанции от общества, которое является носителем того или иного языка. При этом, повторяю, наш кружок не отменяет школьную программу, мы изучаем не только бытовой эстонский, но и правильный эстонский, только тут же «привязываем его к жизни», что часто невозможно на школьном уроке. Поиграли, помастерили, пошутили, послушали музыку (я ребятам и эстонский рэп ставлю, спасибо моему восьмилетнему сыну, благодаря ему с этой стороны эстонскую современную культуру я тоже знаю). Ну а чтобы было еще интереснее, тему каждого следующего занятия я кружковцам не сообщаю заранее, предлагая им приятную неожиданность — а чем же мы займемся сегодня?

Поездка кружка «K nagu Kodus, K nagu Koos» в Тарту на мюзикл «Детектив Лотте». «Посещение этой постановки для своих кружковцев я выбрала исходя из того, что если даже не все слова они поймут по-эстонски, им будет интересно музыкальное сопровождение, красивые костюмы и декорации», — поясняет Ирина.

— А темы для занятий, где черпаете?

— Помогает моя фантазия (улыбается), кое-что подсматриваю за своими детьми, которые одинаково интересуются и эстонской и русской культурой, в семьях родных мужа, они — эстонцы. Но темы должны быть не абстрактными, они должны быть связаны с разными сторонами обычной подростковой жизни, с тем, что они любят — музыка, кино, путешествия, наблюдения за окружающим миром и тому подобное. А чтобы учебный процесс в нашем кружке был уютным, на занятии дети перекусывают, я покупаю им вкусняшки, овощи-фрукты, напитки, и это тоже использую для языковой практики — прошу ребят на эстонском назвать наименования продуктов и записать их на доске, прошу попробовать на эстонском рассказать, что они вообще любят из еды и что уже ели сегодня, это приятная тема, обсудить которую нравится многим людям. К тому же, часто в наш кружок дети прибегают из спортивных секций или с других внеклассных занятий, а подкрепившись, они чувствуют себя хорошо и готовы узнавать что-то новое, а если это новое преподнесено на позитивных эмоциях, например, вместе с любимыми хрустелками, то и усвоится лучше.

Не для экзамена, а для жизни…

— Правильно ли я понимаю, если родитель хочет, чтобы его ребенок-школьник подтянулся в оценках по эстонскому, ваш кружок в таком случае не поможет?

— У нашего кружка нет прямой задачи подготовить к экзаменам на ту или иную категорию по эстонскому или подтянуть до «пятерок» по языку в школе. Его главная цель — убрать в русскоязычных школьниках отвращение к эстонскому. Чтобы дети на личном примере убедились, эстонский нужно учить, но не из-под палки, не для хороших оценок, не для того, чтобы только сдать экзамены, ведь эстонский — это не скукота, не тяжелая повинность, не школьная долбежка, не наказание от мамы, если я учить не буду, эстонский язык — это жизнь вокруг меня и она интересная, прикольная, веселая, современная и учить его я буду, потому что он может быть мне интересен, потому что я могу завести больше друзей. Да, моими друзьями могут быть эстонцы, они не какие-то странные и не модные, они такие же классные и продвинутые как и мои любимые школьные друзья. И ненависти между нами быть не может!

— Получается, каждый подросток сам за пределами школьного класса может искать интересные ему точки соприкосновения с эстонским языком и культурой?

— Конечно! Но с наставником ему делать это проще. Нельзя не принимать во внимание и то, что Ида-Вирумаа все равно в большей степени живет русской культурой, местные жители больше смотрят российские телеканалы, знают современных российских артистов, интересуются новостями из России. Ну попросите русскоговорящих прохожих в Нарве, Силламяэ, Кохтла-Ярве назвать современных эстонских музыкантов, наверняка, не получите ответа. Я не говорю, что это плохо, понятно, у людей есть совершенно естественное желание остаться в своей родной культуре и языковой среде, но не интересуясь эстонским языком или культурой так сказать для себя, а делая это изредка и то ввиду какой-то острой необходимости, мы, русские, живущие в Эстонии, так никогда и не сблизимся с эстонцами. Почти такая же обособленность русскоязычной общины, как в Ида-Вирумаа, имеет место быть и в Таллинне, там, как и в нашем регионе, много русскоговорящих, потому чаще люди общаются с представителями своей же национальности. В Тарту и вообще на юге Эстонии, где мы с семьей часто бываем у родных мужа, дела обстоят иначе — эстонцев там больше, потому русскоязычные пересекаются с ними гораздо чаще и в любых общественных местах, в магазинах, на тренировках, в поликлиниках, и там русские очень плавно и непринужденно интегрируются в эстонскую среду, она становится им ближе и понятнее.

Занятия без учебников и парт проходят в стенах Городской библиотеки

— Как же в эстонскую культуру интегрироваться русскоговорящим жителям Эстонии, не проживающим на юге страны?

— Когда родители как школьному преподавателю эстонского языка говорят мне: «Я очень хочу, чтобы мой ребенок хорошо знал эстонский язык, вы, пожалуйста, задавайте ему побольше и спрашивайте построже», я отвечаю взрослым, чтобы они и сами в повседневной жизни больше интересовались эстонским языком и культурой — можно фоном включать дома эстонские телеканалы, поискать в интернете популярные сегодня песни на эстонском, видеоблоги, детям или подросткам предложить посмотреть мультфильмы и фильмы на эстонском языке, но ведь в русскоговорящих семьях ничего этого не происходит, а дети в первую очередь впитывают то, что принято у них дома. И родителям проще заплатить репетитору и переложить на него ответственность по изучению его ребенком эстонского языка, чем сознаться самому себе, что его лично ничего эстонское не интересует, а учит язык и владеет им в какой-то степени он, например, только потому, что это нужно для работы.

— Замкнутый круг — русскоговорящие вроде и не прочь интегрироваться в эстонскую среду, но как и где им это сделать, особенно если проживают они в таких регионах страны, где их окружают такие же русскоговорящие?

— Мне кажется, реальная интеграция начнется тогда, когда в эстонской среде русскоговорящие будут искать то, что интересует лично их — посмотрел интересный эстонский фильм, услышал классную песню на эстонском, прочел книгу, полистал журнал, познакомился с прикольным парнем или классной девчонкой, а это подвигнет к более серьезному изучению и языка, и культуры. Но, пожалуй, все это будет иметь эффект для нового поколения. Старшее поколение русскоязычных жителей Эстонии, я считаю, нужно оставить в покое, в них все эти «надо» только вызывают неприязнь и ненависть к языку и народу, который на нем говорит. А русскоязычная молодежь, которая выросла уже в независимой Эстонии, действительно имеет довольно неплохой уровень владения эстонским и не из-за страха перед школьным учителем или родителями. Многие из них начинают знакомиться с эстонским языком с малых лет что, разумеется, дает свои плоды, дети не зубрят, они просто какую-то часть своего времени проводят в эстоноязычной среде — в садике, в школе, в лагере отдыха, для них многие эстонские слова и выражения становятся понятны и привычны. Потому даже выпускники русскоязычных основных школ и гимназий Эстонии, в том числе идавируских, способны дальше получать образование на государственном языке, а во время учебы благодаря своему неплохому уровню эстонского еще и подрабатывать могут, причем там, где без государственного языка не справиться. Они и со сверстниками-эстонцами легче находят общий язык, начиная дружить, а не делиться на русских и эстонцев.

— Сегодня Эстония вновь отмечает День родного языка, тогда как русские в своей среде эту дату именуют как День эстонского языка. Как вы думаете, для нас, русскоговорящих, этот день так и останется днем эстонского, а не родного языка?

— А что в этом плохого? Не нужно из русских делать эстонцев! Тем более, что сделать это невозможно. Надо стараться делать так, чтобы русскоязычные жители нашей страны полюбили бы эстонский язык, а не жили в страхе — не выучишь эстонский, будешь безработным и вообще никем. Эстонским языком нужно не пугать, а по-человечески заинтересовывать.

20:00
16
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...