Отсутствие врачей-специалистов - основная проблема местной медицины

Проблем, связанных с оказанием медицинских услуг, в регионе более чем достаточно — только начни копать. Тем не менее, решение всех вопросов, связанных с медициной, происходит тогда, когда найден врач-специалист.

В Ида-Вирумаа в отношении обеспечения медучреждений врачами, соответствующими квалификации, картина довольно неоднородная. Если в Ида-Вируской центральной больнице ситуация с врачами более-менее благополучная, этого совершенно нельзя сказать о Нарвской или Силламяэской больнице.

Нехватка кадров

Одинаковым моментом, касающимся всех медицинских учреждений нашего региона, является стареющий медперсонал. Как сказал член правления целевого учреждения «Силламяэская больница» Валерий Абрамович: «Когда все представители старшего поколения вымрут, местная медицина прекратит свое существование». И привел красноречивый пример: в Силламяэ в последний раз пополнение врачей было 10 лет назад, когда сюда приехала семейная пара медиков. Очень остро в городе не хватает кардиолога, а также травматологов.

Острая нехватка врачей существует и в Нарве. Здесь требуются такие специалисты, как: хирурги, гинекологи, анестезиологи, инфекционисты, врачи экстренной медицины, врачи «Скорой помощи», офтальмологи. Нужны также педиатры. Но, как сказала руководитель целевого учреждения «Нарвская больница» Анна Коваленко, педиатры нужны только квалифицированные. Такой вариант, что врач уже несколько лет не соприкасался с педиатрией, больницу не устраивает.

В Кохтла-Ярве на сегодняшний день напряженная ситуация только с офтальмологами. Хотя некоторое время назад, как сказала кохтла-ярвеский городской врач Наталья Фельдман, положение и по другим специальностям не было удовлетворительным.

Почему не приходят врачи

— В Ида-Вирумаа возвращаются только полные бездари или сумасшедшие патриоты, но в Силламяэ, например, не приезжают даже такие, — говорит Валерий Абрамович. Объяснить такое положение, по его словам, довольно просто: заканчивающие университет молодые медики, как правило, во время учебы осваивают еще английский, финский, шведский языки и запросто устраиваются на работу в медучреждение той страны, язык которой выучили. А зарплата врачей в западных и северных странах раз в 8-10 выше, чем в Эстонии. Кроме того, не секрет, что и в Эстонии врач одинаковой квалификации из Таллинна или Тарту, например, также имеет зарплату на порядок выше, чем в какой-нибудь уездной больнице.

Насчет бездарей Анна Коваленко с коллегой не соглашается. Основной проблемой в нехватке врачей она называет специфику нашего региона. Ведь известно, что в советское время врачей для Ида-Вирумаа готовили в России. Причем качество обучения там нисколько не хуже, чем в Тартуском университете. И на сегодняшний день на примете есть специалисты из России, которые с удовольствием пришли бы на работу в Нарвскую больницу, испытывающую острую нехватку квалифицированных специалистов. Однако для этого нужно политическое решение. Но чтобы получить разрешение на деятельность, необходимо получить лицензию, что означает прохождение профподготовки на рабочих объектах Тарту или Таллинна на эстонском языке. Таким образом, подытоживает Анна Коваленко, востребованным российским специалистам путь на работу в Эстонию закрыт.

Местные медики говорят, что стереотипы ломать трудно. С серьезными и не самыми серьезными проблемами со здоровьем жители уезда предпочитают обращаться в больницы в Таллинн или Тарту. И здесь, по словам Коваленко, разговор идет только о престиже лечебного учреждения. «Я с полной уверенностью могу сказать, что многие медицинские услуги в Нарве окажут лучше, чем в больнице третьего этапа, например, вырежут аппендицит или примут роды, но престиж играет не в пользу Нарвы».

Невозможность дифференцированной оплаты

В связи с тем, что пациенты по поводу и без повода предпочитают поправлять свое здоровье в Таллинне или Тарту, вместе с ними уезжают и деньги. Поэтому в статье бюджета этих больниц существуют очень солидные вливания из разных уездов. И эти деньги идут не только на развитие, но и на увеличение зарплат врачей. Получается замкнутый круг.

Анна Коваленко считает: если бы у региональных больниц имелись дополнительные деньги, смогли бы назначать врачам дифференцированные зарплаты. Ведь не секрет, что есть врачебные специальности, которые сопряжены, например, с риском заражения: там, где врачи работают с кровью, реанимируют больных; или хирурги проводят операции, по многу часов находясь в экстремальных условиях… Но сейчас возможности поднять оплату для этой категории медиков нет.

Не пациент к врачу, а врач — к пациенту

По логике вещей, отмечает Коваленко, нормальной должна быть ситуация, когда не пациент ездит за несколько десятков, а то и сотен километров искать врача, а врач находится на месте. Например, для больницы второго этапа, каковой является Нарвская больница, ставка онколога не предусмотрена. Поэтому, по договору с больничной кассой, раз в месяц в больнице ведет прием приезжий онколог.

Но, например, опухолевые заболевания молочных желез — это проблема номер один в городе. И если даже однажды пациент попадет на прием к приезжему специалисту, обследование провести на месте невозможно. И врач назначает больному обследование, которое нужно пройти в Таллинне или Тарту.

Количество приемных часов приезжих специалистов строго ограничено договором с больничной кассой. Отсутствие травматолога в Силламяэ, например, вообще создает трагикомическую ситуацию, когда человек с переломом должен добираться своим ходом в Кохтла-Ярве или Нарву.

Чем чреваты очереди

Наталья Фельдман говорит, что очереди на прием к специалистам в Кохтла-Ярве составляют от двух недель до двух месяцев. Очереди к врачам возникают либо по причине недостаточного по объему договора с больничной кассой, либо по причине недостаточного количества врачей-специалистов на местах.

Очередь на прием к специалисту не самым лучшим образом сказывается на состоянии здоровья пациента. Но еще хуже, по словам Анны Коваленко, если речь идет об очереди на плановую операцию. И приводит такой довод: «Научно доказано, что даже несколько лишних часов ожидания операции негативно сказываются на процессе выздоровления пациента. А если ожидать операции приходится месяц, а то и полгода, это просто непозволительно, поскольку психически надламывает человека». А сейчас, например, в Нарве на операцию по удалению миндалин запись ведется на июнь. На гинекологические операции очередь чуть покороче — на март.

Валерий Абрамович говорит, что долгое ожидание приема к специалисту вообще делает эту очередь бессмысленной, поскольку за это время пациент либо умирает, либо выздоравливает, либо вообще забывает, что был записан к врачу.

Татьяна ЛЕППИК, pohjarannik.ee, 08.12.05

23:40
144
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!