Мать 28-летней дочери-инвалида требует у горуправы Силламяэ опровергнуть порочащую ее информацию

Мать 28-летней дочери-инвалида требует у горуправы Силламяэ опровергнуть порочащую ее информацию

В понедельник в Вируском окружном суде жительница Силламяэ Валентина Витковская выступила с иском против Силламяэской горуправы. Витковская требует, чтобы управа официально опровергла порочащую ее информацию, которую работники местной социальной службы передали агентству BNS.

Бывшая работница сланцехимического завода в Силламяэ Валентина Витковская работала в условиях вредного производства, что отразилось на ее родившейся в 1979 году дочери Татьяне — глубоком инвалиде от рождения. Этот факт был подтвержден в 1988 году решением советского суда, а позднее, после ряда тяжб, выплачивать Татьяне компенсацию на лечение обязали правопреемника завода — АО “Силмет групп”, с которого в счет возмещения ущерба был также взыскан автомобиль “Форд”, в настоящее время пришедший в неисправное состояние.

В сообщении агентства, которое было опубликовано еще в 2005 году, говорилось о том, что Витковская обратилась к властям Швеции с просьбой о политическом убежище, утверждая, что ее дочери-инвалиду не обеспечены социальные гарантии. Комментируя эту историю, представитель социальной службы Силламяэ сообщил BNS, что “городские власти регулярно отслеживают состояние дел в семье Витковской, оказывая ей помощь в ремонте квартиры и выделяя на эти и другие нужды необходимые деньги”, а также отметил, что эта помощь значительно больше той, что получают другие местные семьи с инвалидами. Также работник социальной службы сообщил, что завод ежемесячно выплачивает Витковской зарплату, ежегодно выделяет около 13 тысяч крон на нужды семьи и пару лет назад предоставил семье новый автомобиль “Форд”. Упомянул социальный служащий и о том, что в квартире Витковских живет трудоспособный 34-летний сын Валентины.

Витковская пояснила суду, что действительно в 2004 году город дважды выделял деньги для оплаты услуг фирме, установившей в квартире Витковских новые радиаторы, газовую колонку и утеплившей окна, — однако сделано это было после того, как она чуть ли не ежедневно в течение месяцев обивала пороги мэрии, что, по ее мнению, нельзя назвать “регулярным отслеживанием состояния дел”. Также Витковская не получала от “Силмет групп” никакой зарплаты, а около 13 тысяч крон выплачивались предприятием не добровольно, а по решению суда и являлись компенсацией на лечение, а отнюдь не деньгами на нужды семьи, которые можно тратить на ремонт квартиры, пояснила Витковская. По ее словам, ее сын, хотя и зарегистрирован в квартире Валентины, уже 15 лет не живет в Силламяэ и давно не является членом семьи.

Представитель горуправы Силламяэ пояснил суду, что нельзя утверждать, что информация, переданная BNS  представителем горуправы, была изложена именно в тех словах, которые имеются в публикации. Однако поскольку истица сама создала ситуацию, когда горуправе пришлось опровергать ее слова, нельзя называть эту информацию порочащей: помощь, которую горуправа оказала Витковским, действительно больше, чем помощь другим семьям. И, хотя это и не является заслугой горуправы, положение этой семьи лучше, чем у других.

Суд вынесет решение по этому делу 22 апреля.

Валентина Витковская сказала “СП”, что настаивать на публичном опровержении заметки ее заставляет переживаемое уже в течение многих лет чувство унижения: “Ведь горуправа должна бы сама помогать и мне, и другим инвалидам. Но я в ответ на свои просьбы часто получала лишь письма такого содержания: “Не можете содержать дочь — отдайте ее государственным учреждениям”. Витковская сообщила также, что 9 апреля собирается устроить в Йыхви пикет перед Ида-Вируским уездным управлением, на который возмет свою больную дочь. “Это пикет против беззакония и цинизма, против мытарств, которые я терплю уже в течение многих лет”.

Равнодушие окружающих превратило мать ребенка-инвалида в ''скандалистку''

Имя Валентины Витковской мелькает на страницах местной прессы уже не один год. В связи с ее длительной тяжбой с «Силмет групп», не сразу принявшим на себя обязательства своего предшественника, сланцехимического завода, по выплате компенсации ее дочери. В связи с ее пикетами, обращениями в газеты, просьбами убежища в Швеции.

Витковская сделала свои личные проблемы достоянием гласности — на что большинство людей, даже попавших в тяжелую жизненную ситуацию, решаются крайне редко, опасаясь, что к ним навеки приклеят ярлык скандалиста. К Валентине такой ярлык приклеился довольно прочно.

Но если перейти к фактам, то, чего, в сущности, Витковская так долго и трудно добивалась и — стоит подчеркнуть — в конце концов добилась на вполне законных основаниях? Во-первых, это чуть более тысячи крон в месяц на лечение дочери от предприятия, по вине которого та является врожденным инвалидом. Во-вторых, автомобиль для той же дочери, которая от рождения прикована к инвалидной коляске. В-третьих, около 20 тысяч крон, которые местное горуправление выделило на ремонт ее квартиры. Не так уж много. И когда Валентина говорит, что ей не следовало бы все это высуживать, выпрашивать и вымаливать — могли бы и так дать, по доброй воле, — с ней трудно не согласиться.

Уже один тот факт, что имеют дело с матерью, 28 лет выхаживающей больного ребенка, который не может ни ходить, ни обслуживать себя и требует заботы 24 часа в сутки (а ведь это тяжело и морально, и физически), должен бы, казалось, смягчить социальный департамент — наше общественное милосердие. Это должно было заставить социальную службу относиться к Витковской особенно внимательно и заботливо, независимо от ее характера. И уж, во всяком случае, не отмахиваться от нее, как от надоедливой мухи, письмами: вот, мол, не можете сами о дочке заботиться — отдайте ее государственным службам.

О недостатке внимания к своей клиентке говорит и неточная информация, переданная социальной службой агентству BNS. Многие факты в ней искажены, и Валентина Витковская предстает в виде довольно мелочной особы, вымогающей под видом помощи больной дочери деньги всюду, где только можно. Что, безусловно, и сейчас, три года спустя, представляется женщине обидным.

Мне во время беседы с Валентиной стало за нее больно. Что сказать ей в утешение? Потерпеть? Но она и так уже столько вытерпела. Или что по ее примеру другие инвалиды или их родственники будут так же смело обращаться во всевозможные инстанции за помощью? Вряд ли. Скорее всего, побоятся того, что их ждут на этом пути такие же унижения.

Ирина Токарева, PR, 03.04.08

http://www.moles.ee/02/Oct/01/8-1.php

http://www.moles.ee/00/Jun/02/3-1.html

01:10
14
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...