"Мамочка, я жить хочу..."

В мае этого года кавалькада велосипедистов в сопровождении иномарок и оркестра приехала в Силламяэ. Как сообщала об этом событии местная пресса, в велопробеге участвовали председатель правления АО «Силмет Групп» Неэме Йыги, его друзья и сотрудники предприятия. Проехав по маршруту Таллинн-Силламяэ, группа финишировала под радостные возгласы. Открыв бутылку шампанского, Неэме Йыги «окропил» велосипедистов и зрителей. «Регулярно занимают велоспортом, зимой — лыжами, играю в теннис. Каждый год участвую в Тартуском велоралли, а это где-то 112-120 км. В прошлое воскресенье выступал в велоралли в Куусалу», — рассказал о себе журналисту «Силламяэского вестника» руководитель «Силмет Групп». Газета опубликовала фото велосипедистов на финише.

В бизнесе психологические нагрузки велики, а занятия спортом помогают снимать стрессы. Предпринимателям нужны крепкие нервы и выдержка, тем более, что, видимо, «Силмету», интересы которого переплетаются с интересами некоторых деятелей Коалиционной партии, светит судебный марафон. Дело руководство завода считает столь важным, что к нему подключено столичное адвокатское бюро. Нет, речь идет не о судебной тяжбе с фирмой-конкурентом. Спор ведется о выплате компенсаций девочке-инвалиду. Случай уникальный в практике Фемиды, этой драматичной истории больше десяти лет. Напомним ее, потому что она вновь всплывает в судебных инстанциях ЭР.

Десять лет назад Верховный суд Эстонской ССР признал вину Силламяэского сланцехимического завода в том, что у рабочей этого предприятия Валентины Витковской в 1979 году родился больной ребенок. Дочь Валентины — Таня Швецова — была признана инвалидом с детства, с системным врожденным пороком развития: вялый паралич конечностей, деформация стоп, контрактуры коленных и тазобедренных суставов и т.д. Решение суда основывалось, в частности, на выводах судебно-медицинской экспертизы, проведенной на высоком уровне — главным судмедэкспертом Минздрава ЭССР, главным акушером-гинекологом и главным педиатром республики, представителем НИИ экспериментальной и клинической медицины и другими специалистами. Комиссия экспертов отметила, что установить конкретную причину возникновения у ребенка врожденных пороков развития нет возможности. По мнению экспертов, среди факторов риска могли быть и не связанные с условиями труда на производстве. Тем не менее выводы комиссии сыграли важную роль при выработке Верховным судом решения в пользу истицы. В. Витковская с момента установления беременности нуждалась в переводе на легкую работу, не связанную с наклоном туловища более десяти градусов, поднятием тяжести, работой в положении стоя, упором живота в оборудование, а также должна была быть освобождена от работы, связанной с вибрацией или воздействием токсических веществ.

Читаешь этот документ за подписью ведущих специалистов Минздрава и других ведомств и думаешь: да как же в таких экстремальных условиях сохранить здоровый плод? Одна из судебных инстанций квалифицировала ситуацию как грубое нарушение правил техники безопасности и законодательства о защите материнства и детства.

Работала тогда Валентина Ивановна на заводе заготовщицей кругов из марли на гидравлическом прессе и на раскройной машине. Марля пропитывалась смесью, в состав которой входил дихлорэтан — химическое токсическое вещество. В цехе рабочие говорили: дихлорэтан — это яд, смерть. Законодательство требовало немедленного перевода В. Витковской с опасного участка, но будущую мать поставили на более легкую и безопасную работу лишь в шесть месяцев беременности. Как установил суд, во время беременности истица просила о ее переводе, но ей было отказано. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда ЭССР десять лет назад, в 1988-м, пришла к выводу: «Имеется высокая вероятность причинной связи между условиями труда истицы во время беременности и рождением у нее ребенка-инвалида».

Верховный суд, частично удовлетворив иск В. Витковской, обязал завод ежемесячно выплачивать инстице шестьдесят процентов оклада санитарки по уходу за ребенком. Это решение действовало до 4 октября 1995 года, по достижении Таней Швецовой шестнадцати лет, то есть до назначения ей пенсии по инвалидности органами соцобеспечения. Решением ВТЭК в 1995 году Т. Швецова была пожизненно признана инвалидом первой группы со стопроцентной потерей трудоспособности. Но проблемы оставались, «ралли» матери и дочери-инвалида по инстанциям продолжалось.

Начиная с 1996 года В. Витковская обращалась в различные судебные учреждения, добиваясь от бывшего сланцехимического завода, ставшего ГАО «Силмет», возмещения ущерба в связи с утратой дочерью трудоспособности. Вопрос рассматривался в Силламяэском городском суде, в Вируском окружном… За это время государственное АО «Силмет» было приватизировано частной фирмой «Эфаг» и стало акционерным обществом «Силмет Групп», ведущим направлением которого оставалось производство редкоземельных металлов. Не вдаваясь в подробности хождения истиц по инстанциям, скажем, что в декабре прошлого года Ида-Вируский уездный суд под председательством В. Юнолайнена, отметив, что решение Верховного суда ЭССР остается в силе, принял решение о частичном удовлетворении иска Т. Швецовой и В. Витковской к АО «Силмет Групп», правопреемнику завода. Уездный суд обязал предприятие выплачивать пожизненно Тане Швецовой компенсацию.

Удовлетворены и некоторые другие требования, в частности, связанные с затратами на санаторное лечение. Больная нуждается в комплексном лечении и постоянном уходе. Перечисление недугов заняло бы много места, возьмем лишь пару строк из материалов уездного суда. По мнению ординатора травматологического отделения Нарвской горбольницы Игоря Блинова, Т. Швецова является инвалидом первой группы с изменением структуры спинного мозга, которое повлекло за собой тяжкие необратимые функциональные нарушения позвоночника, тазобедренного сустава и нижних конечностей. Комментарии излишни.

В начале публикации было сказано о возможном судебном марафоне, ожидающем АО «Силмет Групп». Собственно, инициатором его является сам завод. «Силмет Групп», интересы которого представляет присяжный адвокат Андрес Алас из таллиннского адвокатского бюро, обжаловал в Вируском окружном суде декабрьское решение уездного суда, частично удовлетворившего иск В. Витковской и ее дочери. Податель апелляции ставит под сомнение и законность решения Верховного суда от 1988 года. Как мы понимаем доводы апеллянта, они сводятся к тому, что завод был невиновен: законодательство не нарушалось, условия труда соответствовали нормативам, отсутствовала непосредственная связь между действиями ответчика и причиненным здоровью ущербом. Значит, и выплачивать завод не обязан.

Парадоксально, но факт: результаты судебно-медицинской экспертизы были ключевыми для Верховного суда десять лет назад при установлении вины завода. Но и в нынешней апелляционной жалобе в окружной суд «Силмет Групп» ссылается на то же самое, десятилетней давности заключение судмедэкспертов, истолковывая этот документ в свою пользу.

Не будем брать на себя роль арбитра в споре. Судмедэксперты, действительно, отметили тогда невозможность установить конкретную причину дефектов развития у ребенка. Но заключительная часть подписанного экспертами документа говорит о многом, причем — не в пользу завода. А суть вывода в том, что независимо от вышеизложенного, то есть независимо от предположений, как конкретно условия могли повлиять на врожденный порок развития ребенка, В. Витковская в период беременности нуждалась в переводе на другую работу, не связанную с опасностью для здоровья.

Впрочем, на этот важнейший вывод комиссии мы уже ссылались. А что же окружной суд? Реагируя на апелляционную жалобу завода, гражданская коллегия Вируского окружного суда в мае нынешнего года приняла решение о проведении новой судебно-медицинской экспертизы. Об этом ходатайствовало АО «Силмет Групп». Комиссии вновь придется отвечать на вопрос: по какой причине у Валентины Витковской родился ребенок-инвалид? Истица и ее представитель в суде — старший помощник прсяжного поверенного Сергей Белов заявили на предварительном слушании дела, что вина Силламяэского сланцехимзавода была доказана десять лет назад Верховным судом ЭССР.

Тут уместно сказать, что в ноябре прошлого года АО «Силмет Групп» направляло в Государственный суд ЭР заявление об исправлении судебных ошибок. Заявитель просил высшую судебную инстанцию аннулировать решение Верховного суда ЭССР от 27.07.1988 года по иску Валентины Витковской к Силламяэскому сланцехимзаводу. Но Государственный суд признал это заявление необоснованным.

Тем не менее снова экспертиза, снова ее материалы станут рассматриваться в суде. Завод предпринимает очередную попытку снять с себя ответственность за судьбу инвалида. В. Витковская говорит, что при прежних руководителях завода проблем с выплатами компенсаций не возникало, администрация содействовала лечению девочки, бабушка и дедушка которой отработали на этом предприятии с момента его основания в сороковых годах. Работал на заводе и папа Тани — на урановом производстве.

Проблемы начались с приходом в директорское кресло ГАО «Силмет» П. Саксинга. (Помните, увольняясь с «Силмета», этот бывший руководитель сделал себе скромный подарок? Якобы по ошибке с заводского счета на его личный счет было перечислено около двух миллионов крон. Скандал был на всю республику. Еще бы, ведь тогда руководство предприятия заявляло, что в заводской казне нет денег на повышение нищенской зарплаты рабочих.) Затем, после приватизации завода и с приходом новых хозяев, отношение предприятия к покалеченному ребенку еще больше изменилось. Но неужели в демократической Эстонии нет места милосердию? Неужели инвалидов надо бросать на произвол судьбы?

Таня Швецова может передвигаться только в инвалидной коляске. Ее мучают страшные головные боли. По мнению специалистов — это последствия воздействия дихлорэтана на головной мозг. Болезнь сильно прогрессирует. Жизнь Тани поддерживается таблетками и уколами. Поддерживается заботами и молитвами матери. Валентине Ивановне пришлось оставить работу, ведь ребенок требует постоянного ухода. Мать для Тани — и нянька, и санитарка, и медицинская сестра. В критических ситуациях, как, например, было на прошлой неделе, приходится вызывать «скорую». Когда у Тани бывают тяжелые приступы, она шепчет матери: «Мамочка, я жить хочу...»

А с Таней разговарить очень интересно, она очень любознательная. Подарила мне тетрадный листок, в верхней части которого нетвердой рукой нарисовано солнышко. Наверное, ребенок, рисующий кружок с исходящими от него лучиками, верит в счастье. Для Тани счастье — это ее мама, которая никогда не оставит свою доченьку в беде.

Силламяэ — небольшой город, его жители знают об отношении завода к девочке-инвалиду. Сочувствуют Валентине Ивановне и ее дочери. Лечение требует огромных затрат, по сути — в руках руководства предприятия жизнь Тани Швецовой.

А в их квартире иконы, в углу теплится лампадка. Теплится надежда. Помоги им, Господи...

Письмо госпоже Клинтон

Таллинн, ул. Кентманни, 20

посольство США, для супруги президента США г-жи Хиллари Клинтон от жительницы г. Силламяэ Валентины Витковской.

Уважаемая г-жа Клинтон!

Вынуждает меня к Вам обратиться сложная ситуация, в которой оказались моя дочь Таня Швецова, инвалид первой группы пожизненно, и я. Пройдя многочисленные инстанции, в том числе судебные, теперь я пишу вам, потому что надежда — только на вас.

Коротко о сути проблемы. В 1979 году у меня родился больной ребенок. Через девять лет, в 1988 году, Верховный суд Эстонии признал вину Силламяэского сланцехимического завода в том, что у меня родилась девочка с врожденными пороками. (Правопреемником завода стало нынешнее АО «Силмет Групп».) Во время беременности, вопреки моим просьбам, мне не были обеспечены нормальные, безопасные условия труда. Сказались механическое воздействие на беременный живот технологического оборудования, вибрация оборудования, воздействие токсических паров дихлорэтана и т.д. Подробно об этой горькой и трагической истории было рассказано в публикации в газете «Молодежь Эстонии» за третье июля нынешнего года.

С приходом на завод в директорское кресло г-на П.Саксинга стали предприниматься попытки отказаться от материального обеспечения искалеченной девочки за причиненный ее здоровью ущерб. Г-н Саксинг обратился в Государственный суд ЭР с просьбой снять вину с предприятия, но ему было отказано. Затем новые хозяева, купившие завод, еще с большей энергией стали предпринимать усилия, чтобы снять вину с предприятия и отказаться от материальных выплат, установленных судом. Хотя вина завода была доказана и обжалованию не подлежит.

В январе нынешнего года Государственный суд вновь отказал заводу в просьбе аннулировать решение Верховного суда Эстонии от 1988 года. Тем не менее по жалобе ответчика Вируский окружной суд (г. Йыхви) в мае с.г. назначает новую судебно-медицинскую экспертизу. И все это делается после того, как в декабре прошлого года Ида-Вируский уездный суд (г. Йыхви) под председательством судьи В.Юнолайнена, подтвердив вину предприятия, обязал АО «Силмет Групп» пожизненно выплачивать моей дочери, инвалиду первой группы с полной потерей трудоспособности, компенсацию за причиненный ущерб.

До выхода на пенсию по льготным условиям, а я работала во вредном для здоровья производстве, мне остался один год и десять месяцев. На состояние здоровья моей дочери сильно действует та нервотрепка, которую создает завод. У девочки поражены головной и спинной мозг, болезнь не щадит ее, прогрессирует. В апреле нынешнего года я обращалась к руководству предприятия с просьбой прекратить судебную волокиту и прийти к согласованному решению, устраивающему все стороны. Один из руководящих работников АО «Силмет Групп» г-н Хейкки Линд обещал заняться этим вопросом. Но на днях, 27 августа, мне по телефону сообщили, что привезут домой приказ о моем увольнении. Привезли. В уведомлении, подписанном главным специалистом АО «Силмет Групп» г-жой Л.Трусилиной, сообщается о моем увольнении с завода… девятого января 1998 года. Сколько же можно издеваться над нами?

Такая вот история, в которую Вам, наверное, трудно поверить — так безжалостно относятся к детям-инвалидам, которые заслуживают особого внимания. Разве они не имеют права на счастье? Они лишены тех радостей, которые получают их сверстники. Господь дал нам детей, чтобы мы были милосердны. Не случайно у нас приняты хорошие законы по охране прав материнства и детства, по социальным гарантиям. Но, видимо, те, у кого власть, деньги и высокооплачиваемые адвокаты, рассчитывают, что, поправ все нормы, заставят играть суд по их правилам.

Г-жа Клинтон, я обращаюсь к Вам в надежде на Ваше понимание сложной ситуации, в которой мы оказались. Я имела счастье видеть Вас в Таллинне во время Вашего визита в Эстонию. Я была свидетелем, как тепло и сердечно встречали Вас, представительницу великой державы, таллиннцы. Радовались от души, каким благожелательным был разговор между Вами и встречавшими.

Я обращаюсь к Вам как к матери, у которой тоже есть ребенок, и Вы прекрасно должны понять мои чувства и тревоги. Пишу Вам и потому, что Вы опытный юрист, к мнению которого прислушиваются, с надеждой на Вашу помощь и на Ваш добрый совет — где найти справедливость и как помочь моей девочке выжить в обстановке, когда завода идет на все.

Валентина ВИТКОВСКАЯ.

Насколько известно «Русскому почтальону», в посольстве США пообещали В. Витковской обеспечить доставку письма по адресу в Вашингтоне.

17:40
180
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!