«Хорошая мать» живет в Силламяэ

Только три мамы из Кохтла-Ярве – Вероника Симонова, Рийна Федорова и Айре Ырас – были в числе семнадцати претенденток на титул «Хорошая мать Ида-Вирумаа», который утвердил Союз самоуправлений уезда. Накануне Дня матери, 7 мая в зале Кохтла-Ярвеского культурного центра прошло большое мероприятие, устроенное Союзом самоуправлений специально в честь праздника, на котором состоялась и церемония вручения благодарственного письма и памятного подарка победительнице. Лучшей из представленных на конкурс кандидатур была признана мама пятерых детей из Силламяэ Регина Баранова (бывшая жительница Кохтла-Ярве), которая на праздник приехала с мужем и трехмесячной дочерью. 

Заветная мечта Регины Барановой — собрать всю семью под одной крышей

Регину Баранову знают далеко за пределами Силламяэ. Необычные танцевально-костюмированные спектакли, созданные ею, по достоинству могли оценить не только жители разных уголков Эстонии, но других стран — театр «Art paradisе» выступал в России, Германии, Финляндии. Отметив десятилетие, он приостановил свою деятельность, потому что его идейный вдохновитель, режиссер, постановщик, костюмер и т.д. три месяца назад родила дочь. Чем в очередной раз глубоко удивила окружающих, вызвав у одних искреннее восхищение, у других — непонимание. О детях, любви, семье и театре — наш разговор с этой удивительной, восхитительной и непредсказуемой мамой. Ведь все вышеперечисленное для нее — неразделимые приоритеты жизни.

— Многодетная семья — это цель?

— Да. Я знаю не только день рождения, но и день зачатия каждого ребенка. Все они — желанные и жданные. Хотя мои одноклассники, наверное, здорово бы удивились: заканчивая школу и строя планы на взрослую жизнь, я единственная заявляла, что у меня детей не будет. Мол, они мне не нужны — помешают исполнению планов. Однако после рождения первенца — Карины — думала уже по-другому.

— Пятеро детей: много или мало?

— Много, это когда один ребенок. Когда родилась Карина, было безумно трудно — я была одна, помочь некому: муж в армии. Не высыпалась, не спускала дочь с рук, и она росла капризным избалованным ребенком. Когда появились другие дети, трудности куда-то исчезли. Их просто не замечаешь, потому что некогда: день расписан по минутам, обязанности цепляются одна за другую. Это моя работа, которую я всегда выполняла с удовольствием. Могу сказать, что если бы у меня не было столько детей, наверное, не было бы и моего театра.

— Интересно, почему?

— Потому что это семейный театр. На кого еще можно положиться целиком и полностью, как не на свою семью? Если и помогали другие, то все равно очень близкие люди. Например, Аня Кулакова, которая избрала театр своей профессией. Между прочим, когда Аня поступала, я переживала больше, чем за собственную дочь, — она ведь поверила мне и все годы была преданным человеком, ее родители поверили… Но костяк театра — всегда свои.

Если вспомнить, с чего началась серьезная работа над созданием театра, — тоже с детей. Когда они росли, я видела, что не очень хотят читать, а круг интересов замыкается на банальной дискотеке. Стало страшно — что ждет их в будущем? Тогда я спросила дочерей: «Что вам нравится?». Ответили: «Танцевать». Что ж, давайте танцевать. Но не просто так, а создавать что-то необычное, на основе литературы. Когда через несколько лет мы приехали в Париж и девчонки с восторгом узнавали, что это — Нотрдам, это — Химеры, которых они танцуют, я осознала, что это было правильно. Через танец и театр костюма они стали узнавать, насколько огромен и интересен мир.

— Вы с театром многого достигли, а что в планах?

— Думается, начался переходный этап, о котором я могла только мечтать: из непрофессионального театра он преобразовывается в профессиональный. Криста и Аня Кулакова поступили в Таллиннский педуниверситет на отделение хореографии, блестяще прошли конкурс и успешно учатся. Карина уже готовит дипломную работу. Затаив дыхание, я жду, когда смогу отдать бразды правления театром в руки этих профессионалов. Девочек уже замечают, у них есть хорошие предложения. Криста, например, танцевала во многих ведущих театрах страны! С радостью отдам им всю коллекцию костюмов, ведь благодаря им театр совершит новый виток развития!

— Девушки намерены вернуться в родной город, или театр уедет?

— Кристина уже обосновалась в Таллинне, у нее свой дом, растет сын: Арти-Рене-Кристьян. Поэтому есть варианты: либо театр раздвоится, если кто-то из девчонок вернется в Силламяэ, либо уедет в столицу. Но переживать из-за этого пока рано, потребуются еще годы.

— Профессия, хобби, семья — у вас все соединилось?

— Да. Так редко бывает, но мне действительно повезло, что на каком-то этапе все так соединилось, додумалось, случилось. Шло ведь от безысходности — надо было что-то делать. Сначала был просто интерес, а главное, мне очень повезло с мужем, Виктор поддреживает любую, кажется, безумную идею и очень помогает. В итоге получилось то, что получилось. И я по-настоящему счастлива.

— Какие ваши дети?

— Разные, все родители знают, что, рождаясь в одной семье, воспитываясь в одной обстановке, дети всегда разные. Старшей Карине — 22 года, она заканчивает Таллиннскую академию художеств, занимается сценографией, практически состоявшийся театральный художник. Кристине — 21, она учится в Таллиннском педуниверситете. 17-летний Валентин и 15-летняя Ксения — девятиклассники. Ребекке — три месяца.

Общее в детях, наверное, то, что все — творческие. Со старшими все понятно. Пока в театре простой, Валентин создал свою рок-группу. Обвешался кожей с металлом, я сшила стильные шапочки. Пытается что-то свое творить. Ксюша, позанимавшись немного музыкой, захотела попеть — пробовала с группой брата. Потом решила, что лучше у нее получаются языки — вдобавок к английскому стала учить французский. Короче — мечется пока, ищет себя.

— Сложный, наверное, возраст?

— Предсказать их поведение или поступки невозможно. Кажется, знаешь этого человечка как облупленного, а он раз — и выкидывает этакое, на что не знаешь, как реагировать. Но проходит время, он подходит и просит прощения, говорит: «Я был тогда ненормальным». Существует переходный возраст, а в нашей семье это сразу «двойне». Садимся, разговариваем. Стараюсь не заниматься нравоучениями, просто жду момента, когда сами поймут. Карина более спокойная, с ней было проще, а Криста — импульсивная. Но страсть ей на пользу — помогает реализоваться в творчестве. Свои характеры и у младших.

— Ваша вторая «парочка» учится в одном классе, это целенаправленно?

— Валентин не второгодник, а Ксюша не вундеркинд. Каждый пошел в школу в свое время. К слову, недавно дочь призналась — страшно завидовала брату, что он уже учится, а она еще дома. Они домашние дети, детсад мы не признавали.

Во втором классе Ксюше предложили пойти в спецкласс английского языка. За год мы познакомилась с учителями, нам очень понравились программы, отношение к ученикам. Подумали: может, и Валентина туда же? Сомнений было море, и другие учителя отговаривали. Он не знал в должной степени иностранного языка, кроме того, был рослый парень, и мы волновались, что среди маленьких будет чувствовать себя белой вороной. Но он же и успокоил: «Я же старший, буду их защищать». Рискнули и не пожалели — за год он догнал одноклассников и сейчас прекрасно учится. В одном классе их легче контролировать, у них одни заботы и интересы, общие друзья. Друг за друга — горой, хотя дома могут и поспорить.

— Какие решения принимаются всей семьей?

— Все. Если кто-то не согласен, стараемся убедить объективными доводами. Естественно, бывают случаи, когда мы сначала обсудим что-то с мужем, чтобы выработать единое мнение и не вступать в споры перед детьми.

— Как старшие дети отнеслись к появлению маленькой сестренки?

— Старшие узнали об этом за месяц, а Карина — только когда Ребекка родилась. Думаю, с пониманием. Если говорить о себе, то в один момент я вдруг поняла, что дети-то почти все выросли. Двое уже улетели из гнезда, не за горами и остальные. Стало очень страшно — а что я буду делать, когда это случится? Так что это — обдуманный серьезный шаг. Сил хватит, любви — тем более. Думаю, сейчас это создание всех только радует.

— Есть ли у вас семейные традиции?

— Наверное, как у многих, собираться за одним столом на праздники. Самый любимый — Рождество. Готовимся к нему долго, заранее уезжаем на дачу, чтобы был снег, свежий воздух, камин. Сегодня вот едем живую елку покупать, чтобы посадить перед домом. Там есть деревья, но не совсем такие, какой видится рождественская ель. Хочется, чтобы это дерево росло вместе с нами.

— У вас в квартире много животных, это тоже ради детей?

— Приносить в дом что-то живое в детстве мне было категорически запрещено, поэтому я не могла наслаждаться обществом четвероногих. Если просила у родителей котенка или щенка — получала картинку на стенку или игрушку. Ими были увешаны все стены. Первыми домашними питомцами стали два сиамских котенка, которых я подарила своей бабушке на день рождения. Но я тогда была почти взрослой, а от «подарка» невозможно было отказаться. Поэтому эта страсть, наверное, все же из детства.

Несколько лет назад мы жили в Кохтла-Ярве, и у нас были две взрослые немецкие овчарки и пятеро их потомков. В Силламяэ нет удобных условий для выгула такой своры, поэтому с нами переехал только глава собачьей семьи и общий любимец, верный друг и надежный сторож Капрал. Остальных отдали в добрые руки. Но «мелочь» тоже есть — две кошки и кролик. Девять лет назад я принесла черного кота Паразита — всю жизнь мечтала о таком красавце. Кличка ему вполне соответствует — гость, сотрапезник, прихлебатель. Наш кот прошел все стадии. Пять лет назад приехал погостить, да так и задержался декоративный кролик Степан. Прошлой зимой в подъезд подбросили котенка, которого мы приютили и прозвали Дурилка — за глуповатый вид и неподражаемую хитрость.

Каждого нового члена семьи сначала одобряет Капрал — погоняет для порядка, а потом начинает с ним дружить. Еще куча кошек на даче — приходят подкормиться.

— Хлопот хозяйке большой семьи всегда хватает, тем более у вас ведь и сад есть?

— Появился четыре года назад. Я его обожаю — даже не представляла, что мне, до глубины корней горожанке, так понравится копаться в земле. Первый год наблюдала за каждой травинкой и вслух восхищалась: как из такого хилого росточка может вырасти такое огромное растение? Да его еще можно есть! Правда, картофельное поле я выжила напрочь — оформила газончики, накопали бассейнов. В саду отдыхаю — и физически, и душой. Обожаю неброские покровные цветочки и травки, а еще розы, рододендроны. Последних у меня только два, но обязательно расширю ассортимент.

Овощи, конечно, тоже растут — всей семье на зиму хватает. Могу похвастаться: в выходные мы уже съели первые огурчики со своей грядки!

— Остается задать риторический вопрос: талантливая женщина во всем талантлива?

— Я делаю то, что мне интересно, а вообще я ужасно ленива. У меня нет глобальных целей — никогда ничего далеко не планирую. Утром проснусь, взгляну на солнышко и подумаю — хочу это. И делаю то, что хочу. Когда дело в удовольствие, то все получается.

— Складывается впечатление, что у вас есть все, о чем может мечтать женщина. А что хочется еще?

— Огромный дом, крыша которого объединила бы всю нашу семью. Когда подрастут младшие, тема разлуки станет еще острее. Мы разрываемся, потому что нам грустно друг без друга. Постоянно перезваниваемся, ездим в гости, но бывают объективные моменты, когда очень-очень хочется встретиться, но это невозможно из-за расстояний. Одна большая крыша может спасти это положение, и в принципе, думаю, это осуществимо, хотя, возможно, и не в ближайшем будущем.

Ирина КИВИСЕЛЬГ, pohjarannik.ee 07.05.05
Зинаида Клыга, infopress.ee 13.05.2005

07:00
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...