Пожар подставил подножку загруженному «Силмету»

Пожар подставил подножку загруженному «Силмету»

На минувшей неделе, пожалуй, главной обсуждаемой местной темой стал пожар 9 июня на силламяэском заводе редких металлов и редких земель «Моликорп-Силмет», дым от которого оказал влияние и на жителей Силламяэ, а отчасти и нарвитян. Техногенная авария — это всегда плохо, но, как дал понять, отвечая в начале этой недели на вопросы «Инфопресса», председатель правления «Моликорп-Силмет» Дэвид О'БРОК, данный пожар пришёлся особенно некстати.

— Господин О'Брок, каков ущерб, в том числе финансовый, который предприятие «Моликорп-Силмет» понесло из-за пожара 9 июня, что именно в итоге пострадало, чего завод лишился?

— Весьма уверенно можем сказать, что как здание, охваченное огнём, так и оборудование, которое было внутри, больше использовать нельзя.

— Каковы установленные причины этого пожара? В том числе есть ли конкретные виновники этого тяжелого происшествия?

— К сожалению, расследование ещё ведётся, и я не могу спекулировать насчёт причины возгорания, пока она не установлена официально.

— Как с учётом последствий пожара будет дальше организован технологический процесс на предприятии, то есть будете ли вы временно или полностью останавливать производство каких-то продуктов, или переносить производство в другие помещения, или применять какие-то иные схемы? Будет ли пострадавший цех восстанавливаться или будете строить для него новое здание?

— Разрушенное здание было начальной стадией линии производства тантала и ниобия. Наши инженеры разрабатывают временное решение, которое мы могли бы довольно быстро внедрить, но которое не покроет наши потребности полностью. В то же время, они работают и над решением постоянным, которое надо будет выстраивать дольше, но оно удовлетворит наши нужды в мощностях. Здание, которое горело, более непригодно и должно будет быть ликвидировано в соответствии с эстонским законодательством. Остальная часть предприятия — производство редких земель — не пострадала.

— Как именно результаты пожара повлияют на занятость и заработки работников «Моликорп-Силмет»? Будете ли вы сокращать кадры, или отправлять людей в вынужденные неоплачиваемые отпуска, или переставлять кадры внутри завода на другие участки, или применять какие-то иные схемы? Заработки работников «Моликорп-Силмет» не изменятся или сократятся?

— К сожалению, этот пожар произошёл в очень неподходящее время. Спрос на наши тантал и ниобий очень сильно рос в этом году, и это здание во время происшествия работало на сто процентов мощности. Наша фабрика редких земель тоже загружена на сто процентов, поэтому мы будем использовать тех работников, на которых сказался этот пожар, для работы на других участках предприятия. В этом году не будет ни снижения зарплаты, ни сокращений, ни неоплачиваемых отпусков.

— Пожар 9 июня, к сожалению, совпал по времени с очередными сообщениями масс-медиа о трудностях материнской компании вашего предприятия. Значит ли это, что с учётом проблем корпорации «Моликорп» заводу «Моликорп-Силмет» данным пожаром нанесен особенно тяжёлый удар, от которого предприятие не сможет оправиться и вновь начать нормальную работу?

— Жалко, что масс-медиа не могут или не хотят понять, что «Моликорп-Силмет» — это действующая по законам Эстонии компания, чьи акции просто принадлежат «Моликорпу». Финансовая ситуация последнего не влияет на способность «Моликорп-Силмета» продолжать работу. «Моликорп-Силмет» — устойчивая компания, способная закупать сырьё, платить своим работникам, выполнять налоговые обязанности и делать все инвестиции своими собственными средствами. Случись наихудшее с «Моликорпом» — «Моликорп-Силмет» просто будет иметь нового акционера.

— Будет ли «Моликорп-Силмет» с учётом выводов о недавнем пожаре корректировать или пересматривать свой анализ рисков техногенных катастроф и планы спасательных действий? То есть считаете ли вы нужным для случаев подобных производственных аварий внести коррективы в существующие схемы экстренного информирования и спасения работников завода, а также оперативного информирования со стороны завода жителей города Силламяэ?

— Во-первых, хотел бы воздать должное нашим работникам. Они реагировали очень быстро и так, как их учили для экстренных случаев. Я очень горжусь ими.

Как и в любой чрезвычайной ситуации, задействованные в ней стороны должны после случившегося сесть и обсудить, что было предпринято, что сработало и что надо менять к лучшему. Я намерен сделать несколько предложений пожарным-спасателям о том, как мы можем сотрудничать теснее в будущем, и уверен, что мы получим какие-то предложения от различных учреждений власти насчёт того, как мы можем лучше готовиться к таким чрезвычайным ситуациям. Думаю, полиция приняла разумное решение ездить по городу и извещать людей о ситуации через свои громкоговорители вместо того, что просто звучит сигнал тревоги, который сам по себе не даёт дальнейшей информации. Сейчас система тревожного сигнала в городе предусмотрена для аммиака, и я полагаю, она не подошла бы для использования в нашей ситуации.

На снимке, сделанном девять лет назад, - производство тантала и ниобия на силламяэском заводе

Растают ли уроки силметовского пожара как дым?

Во время обсуждения на последней сессии силламяэского горсобрания 18 июня предварительных итогов нашумевшего пожара на заводе «Моликорп-Силмет» явственно столкнулись два подхода. С одной стороны, уверенность, что в основном всё было сделано хорошо и по правилам, имеются лишь отдельные недостатки, с другой — убеждение, что недостатки эти не такие уж «отдельные», а скорее системные.

Производственный директор предприятия «Моликорп-Силмет» Александр Гурьянов начал с того, что от имени завода принёс публичные извинения городу за стресс, причинённый пожаром 9 июня. Гурьянов напомнил, что возгорание случилось в здании, где с помощью кислот происходила переработка тантал-ниобиевого сырья и где в связи с химически-агрессивной средой много оборудования из полиэтилена, горение которого и дало чёрный дым.

Представитель Спасательного центра Виктор Сиверин привёл поминутную хронологию реакции спасателей на огонь, количество задействованных пожарных, полицейских, выпущенных пресс-релизов и пр. — словом, дал понять, что ситуация находилась под контролем.

Мэр Силламяэ Тынис Калберг выразил уверенность, что и городская кризисная комиссия в тревожный день сработала на хорошем уровне и в соответствии с законом, при этом суть её действий он характеризовал таким понятием, как «посредничество в передаче информации», в том числе между спецслужбами и населением. Не прекращались во время пожара и те коммунальные услуги, которые самоуправление обязано оказывать. В то же время, мэр отметил, что ЧП 9 июня не создавало массовой опасности для жизней, а распространение не согласованной со спасателями информации могло сеять панику.

— Критики, говорящие, что «никто ничего не знает, никто ничем не занимался», просто, наверное, не в курсе соответствующих правовых актов, — возразил Калберг на распространённое мнение.

Загрязнения не избежали

Ответы на вопрос о том, что именно горело 9 июня на «Силмете», кратко можно свести к следующему: стопроцентно неизвестно, но опасного, скорей всего, ничего не было.

Представитель спасательного ведомства прямо констатировал 18 июня:

— Подробного списка, что горело, нет до сих пор.

Александр Гурьянов пояснил, что при пожаре сосуды с кислотой стали лопаться, кислота текла внутри здания, разбавлялась водой, рабочие нейтрализовали её. По словам Тыниса Калберга, инспекция окружающей среды после пожара брала в Силламяэ экологические пробы, но на день сессии их результаты известны ещё не были, а вот радиационный фон в городе находится в норме. Гурьянов добавил, что завод держит под контролем содержание фтора: в море его содержание осталось ниже предельно допустимых концентраций, а вот в реку Сытке, в нижнем течении, где вода сейчас застаивается, загрязнение от тушения попало и превысило ПДК — 7,5 мг на литр при допустимых 1,7.

Каким всё-таки мог стать худший сценарий в тот день, если бы огонь не удалось победить? По утверждению Виктора Сиверина, просто было бы больше дыма. Производственный руководитель «Моликорп-Силмета» добавил, что дым, образующийся при горении полиэтилена, является по существу обычной сажей, однако он понимает, что силламяэсцам при виде этой тучи действительно было страшно.

Недостаток информации

У оппозиционного депутата силламяэского собрания Олега Култаева едва ли не самое большое возмущение вызвал тот факт, что, даже признавая отсутствие полной ясности насчёт перечня горевших веществ, ответственные лица сочли возможным не включать общегородской сигнал тревоги. Хотя, в принципе, тот может использоваться не только при авариях с аммиаком, но и в случае других катастроф.

По поводу этого сигнала (т.е. установленной в Силламяэ несколько лет назад сирены) мэр сказал, что кнопка её включения находится не в его руках, а спасатель — что даже по наихудшему сценарию в тот день смертельной угрозы не предвидели и что о задействовании сирены в «неаммиачных» ситуациях надо ещё заранее договариваться, иначе жители просто ничего не поймут.

Присутствовавшая на сессии молодая горожанка Светлана Горобец опровергла бравые оценки действий в часы аварии:

— Оповещение жителей, считаю, было не стопроцентным. У бабушек-дедушек нет возможности зайти на интернет-ресурсы. Я получила информацию до того, как стали поступать официальные новости: случайно увидела видео, выложенное бывшей коллегой… Началось «сарафанное радио». О том, что по городу ездила полиция и оповещала, мы не слышали, — сказала она.

Правда, у спасателей тоже нашёлся «камешек в огород» силламяэсцев: Сиверин напомнил, что в прошлом году был запланирован инфодень для населения как раз по спасательным темам, так на него не явился ни один житель Силламяэ.

По итогам «разбора полётов» «Инфопресс» поинтересовался мнением депутатов от силламяэской оппозиции и правящей центристской фракции.

Оппозиционер Гульнара Сидоренко обратила внимание, что представители правящей фракции бóльший пыл направили на спасателей и заводчан, вместо того чтобы строже спросить с городской власти. По мнению Сидоренко, утверждать, что власть 9 июня сделала всё правильно, нельзя уже хотя бы потому, что в день пожара многими горожанами овладела растерянность. Депутат напомнила, что лет пять назад общественные активисты провели в Силламяэ конференцию, где говорилось о мерах на случай экстренных ситуаций, но июньское ЧП показало — воз и ныне там. Сейчас оппозиция передала мэрии около 20-ти вопросов и намерена снова провести подобную встречу.

Депутат Игорь Малышев признал, что дефицит информации был. По мнению Малышева, в случае чрезвычайных ситуаций в городе должны работать публичные громкоговорители, городская «горячая линия», местная кризисная комиссия должна оперативно обращаться к общественности, кроме того, жителей надо хотя бы теоретически подготовить и к возможной эвакуации, как бы мала её вероятность ни была, да и вообще разъяснительную работу и учения с населением надо хоть немного приблизить к той степени серьёзности, какой обладала старая система ГО. 

16:00
6
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...