Следы ''языкового погружения'' остались на лице и в душе

Восьмикласснице одной из школ Силламяэ Маше Виноградовой, которая четыре года назад была искусана собакой на хуторе под Пярну, предстоит пластическая операция, и семья девочки пытается собрать необходимые 30 тысяч крон с помощью обращения через прессу. 

«Летом 2000 года в рамках одной из интеграционных программ — проекта „Эстонский хутор учит эстонскому языку“ — моя дочь Маша (тогда ей было девять лет), поехала „погружаться“ в государственный язык на хутор в волости Тахкуранна, что в 20 км от Пярну. 14 июня утром Машенька вышла на улицу посмотреть — где другие дети. И тут на нее неожиданно набросилась собака хозяев хутора, сбила с ног, пригвоздила к земле, искусала лицо, оставила глубокие шрамы и синяки от лап на животе»,- пишет в силламяэской газете Светлана Виноградова. По ее словам, в первое время раны на лице дочери были настолько ужасными, что от одного их вида можно было надолго потерять дар речи и сон. В частности, животное просто съело кусок щеки. В результате ребенок перенес несколько операций и ряд консультаций с челюстно-лицевыми хирургами в разных городах республики. На вопрос — как убрать с лица девочки рубцы и шрамы — врачи сказали, что помогут только пластические операции.

По мнению пострадавшей семьи, трагедия на хуторе случилась потому, что не были обеспечены условия, оговоренные соглашением, которое Виноградовы заключили в 2000 году с организатором проекта — «Ээсти Каритас». Например, на хуторе, кроме Маши и еще одной русской девочки оказалось сразу шестеро эстонских детей, и вся детвора оставалась на попечении женщины преклонных лет, занятой хозяйством и не говорившей по-русски. Мать Маши ничего не знала и о наличии в доме собаки. В 2002 году Виноградовы судились с «Ээсти Каритас», и по судебному соглашению «Каритас» оплатила им уже понесенные к тому моменту расходы на поездки к врачу и юридические услуги в сумме около 10 тысяч крон, а также ежегодно возмещает стоимость специального пластыря для девочки, после чего судебное дело было прекращено. Но пластическая операция потребует уже отдельных затрат.

«В частных клиниках Эстонии для пересадки кожи необходимо 60-75 тысяч крон. А в конце декабря нам удалось проконсультироваться со специалистами в Санкт-Петербурге, они согласились сделать девочке две пластические операции. Для этого потребуется 30 тысяч крон, в том числе деньги нужны на оформление виз и проживание, поскольку у меня и у Маши эстонское гражданство. Сумма для нас огромная, ведь я воспитываю дочку одна. А первая операция должна быть проведена уже в феврале»,- добавляет Светлана Виноградова. Со страниц местной прессы она просит помочь собрать необходимые для операции деньги и выражает надежду, что с помощью добрых людей следы трагедии окончательно исчезнут с лица и из души дочери.

Номер счета Маши: Hansapank 1107506778 Мария Виноградова. Контактные телефоны: 5800 2334, 397 4703, 5566 1328.

«Первые жертвователи уже появились»,- сказала во вторник бабушка Маши.

Алексей Старков, infopress.ee 11.01.05

Силламяэской девочке, пострадавшей во время языкового «погружения», нужны деньги на операцию

Маша Виноградова уже не верит, что ей помогут, но мама не сдается, стучась в каждую дверь, пока есть хоть капля надежды на то, что уродливые шрамы с лица дочери исчезнут.

Девятилетняя ученица ваналиннаской школы Силламяэ в 2000 году отправилась на эстонский хутор в рамках интеграционного проекта, инициированного «Ээсти каритасом». Ее пригласили в Тахкураннаскую волость неподалеку от Пярну. Однако прожила в семье хуторян девочка только три дня. То, что случилось дальше, не захочешь увидеть и в страшном сне.

— Мы заключили с организаторами договор, — рассказывает мама Светлана. — Я заполнила анкету, высказав свои пожелания, например, о том, что в семье должна быть одна девочка Машиного возраста или чуть постарше, с кем дочь могла бы непосредственно общаться. Казалось бы, обговорили все условия, но главным я считала то, что приглашающая сторона брала ответственность за безопасность ребенка.

О том, что на хуторе имеется злая собака, никто не предупредил!

Светлана вспоминает: когда они с Машей приехали на место, ее удивило, что несмотря на высказанное пожелание, детей в доме было много: четверо хозяйских и двое — родственников из Тарту. Никто из них не говорил по-русски. «Может, это и к лучшему, — быстрее начнет общаться на эстонском», — успокаивала она сама себя. Позже на хутор привезли еще воспитанницу детдома из Нарва-Йыэсуу. Ида-Вируские девчонки боялись и плакали, пока по настоятельной просьбе их не поселили в одну комнату.

Возможно, восемь детей не такая уж огромная компания для деревенской семьи. Хуже оказалось другое — ребята были предоставлены сами себе. Хозяева с утра уезжали на работу в город, а все детишки оставались на попечении престарелой бабушки. Которая тоже ни слова не понимала и не говорила по-русски, впрочем, и говорить с гостями ей было недосуг: на плечах груз обычных деревенских забот — огород, хозяйство, домашние животные...

Время было упущено

14 июня утром Машенька выглянула на улицу — посмотреть, где другие дети. Тут на нее набросилась собака: сбила с ног, прижала к земле, искусав лицо. На животе остались синяки и шрамы от сильных когтистых лап. Маша страшно закричала — и выбежавшие из дома дети разыскали бабушку. Та не стала сразу вызывать «Скорую», позвонила сыну и дождалась его приезда. Драгоценное время было упущено — ребенок обливался кровью, раны загноились, к несчастью, по приезде в больницу и хирург не сразу смог приступить к обработке укусов — был занят на операции.

В Пярну Маше сделали первую операцию, подлечили неглубокие раны, наложили швы. Увы, самую большую рану на правой щеке зашить не удалось, потому что куска щеки просто не было — собака его съела. Слава богу, глаз не пострадал. Но собачьи клыки занесли инфекцию, глаз опух и долго не открывался.

«Все собаки кусаются...»

После двухлетней судебной тяжбы организация «Ээсти каритас» оплатила Виноградовым понесенные к тому моменту расходы на поездки к врачу и юридические услуги — около 10 тысяч крон и ежегодно возмещает стоимость специального пластыря. А хозяин собаки, к слову, был оштрафован на… 46 (!) крон. «Ответственная за жизнь и безопасность ребенка» семья даже не пыталась принять участие в дальнейшей судьбе пострадавшей Маши, они даже ни разу не позвонили, чтобы узнать, как у девочки дела. До сих пор с болью в душе Светлана вспоминает как руководитель «Ээсти каритаса» Лагле Парек, которой сообщили о трагедии, спокойно ответила, что, мол, все собаки кусаются.

С той поры начались мытарства Маши по врачам и больницам.

Она перенесла еще три операции под общим наркозом. Шрамы остались на лице и в душе — невозможно описать, сколько боли, страха и даже унижения пережила эта девочка. Дети ведь народ жестокий, случалось, ее дразнили в школе… Девочка до сих пор не любит бывать на людях, а мама признается, что с дочкой трудно, тем более сейчас, в подростковом возрасте. Маша никогда и ничему не верит...

Люди откликнулись

За последние годы было множество консультаций с челюстно-лицевыми хирургами — как убрать с лица рубцы и шрамы? Мать и дочь искренне благодарны всем жителям Эстонии, которые откликнулись в 2002 году на статью в республиканской газете и помогли им материально. «Нам перечислили десять тысяч крон, которых хватило, чтобы пройти все необходимые исследования и получить консультации специалистов. К сожалению, лечение не дало ожидаемого результата и положение даже ухудшается. У Маши упало зрение, затронуты нервные окончания глаза, и врачи говорят, если сейчас не изменить направление рубца, глаз станет косить...»

Помочь Маше могут пластические операции, которые делают в частных клиниках Эстонии. Виноградовы узнали, что для пересадки кожи необходимо 65 — 70 тысяч крон. А в конце декабря получили они согласие специалистов из Санкт-Петербурга на две операции, которые обойдутся дешевле — в 30 тысяч крон.

— В Эстонии мы всюду слышали, что теоретически помочь можно, но практики врачи не имеют, — рассказывает собеседница. — Может, поэтому и случились ошибки — Маше ввели неправильное лекарство, еще больше усугубив ее положение. Санкт-петербургские хирурги, наоборот, говорят, что у них была подобная практика. И лишь посмотрев на ребенка, без моих объяснений и документов, назвали ошибки, допущенные в лечении дочери. Поэтому я им верю.

Первая операция запланирована на март — сейчас в клинике делают ремонт. Светлана одна воспитывает дочь, и предстоящие расходы для Виноградовых — огромная сумма. Кроме операции, нужны деньги на визы и проживание, так как у них эстонское гражданство. Поэтому мама Маши обращается ко всем жителям региона и читателям «Северного побережья» с просьбой по мере возможности помочь ее дочери избавиться от следов страшной трагедии с лица и души.

— Будем глубоко признательны и за денежный взнос, и за полезный совет, который поможет залечить Маше шрамы.

Ирина КИВИСЕЛЬГ, «Северное побережье», 29.01.05

15:00
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...