Александр Городничев

Александр Городничев

Физрук, парашютист и шансонье: Александр Городничев из Силламяэ удивляет разнообразием увлечений

Александр Городничев репетирует в студии перед концертом

На различных праздниках в Силламяэ всё чаще можно услышать местного певца Александра Городничева. Петь он учился сам, серьезно занялся музыкой пять лет назад. А до этого был известен как тренер по лыжному спорту, который неоднократно признавался лучшим тренером Ида-Вирумаа. Спортивную закалку Александру дали его отец, который стремился вырастить сына олимпийским чемпионом, и последующая служба в спецназе.

Олимпийская надежда отца

Александр Городничев не мог не стать спортсменом. Его отец был лыжником и профессиональным тренером. Он всерьез решил, что в 84-м году сын должен стать олимпийским чемпионом, и готовил его к самому важному старту. Но отца рано не стало, он погиб в автомобильной катастрофе, когда Александру было только 13 лет.

После восьмого класса юноша сообщил матери, что переезжает в Ленинград — учиться в физкультурном техникуме, чтобы получить профессию учителя физкультуры.

Примерно в те же годы началось знакомство молодого спортсмена с музыкой. В своем дворе в Силламяэ он научился играть на гитаре.

“На улица очень хорошо учиться — три аккорда показали и вперед, — вспоминает он. — Нас не гоняли! Я до трех часов ночи здесь играл во дворе, и народу нравилось. Один раз только мужик вышел нас разогнать. Во дворах тогда было много молодежи, собрался хороший коллектив”.

В техникуме Александр уже играл с самодеятельной группой, которая дала в Ленинграде около десятка концертов на праздниках в профтехучилищах. Так в Силламяэ он вернулся не только дипломированным физруком, но и начинающим артистом.

Десантник-диверсант, переборовший страх высоты

Дома Александра, который едва устроился вожатым в пионерлагерь имени Терешковой в Нарва-Йыэсуу, вызвали в военкомат. Хорошо физически подготовленного призывника решили сделать десантником.

“Я же высоты боюсь!” — сообщил Городничев на медкомиссии.

Но военные не сочли это проблемой, и Александр отправился служить в Вильянди, в роту минирования 4-й отдельной бригады спецназначения ГРУ.

В случае войны бригада должна была заниматься разведкой и диверсиями в тылу врага. В то время шла война в Афганистане, на которой побывали многие подразделения десантников. В Афганистане, вспоминает Александр, погиб его друг, офицер ВДВ Михаил Румянцев, в честь которого в Силламяэ названа улица. Но бригаду из Вильянди в горы не отправили, вместо этого Александр с сослуживцами тренировался и обезвреживал боеприпасы времен Второй мировой, которые на своих огородах находили жители Южной Эстонии и Латвии.

За время службы Александр сделал 29 прыжков с парашютом, в том числе два очень сложных прыжка с подвешенным грузовым контейнером, который имитировал 30 кг взрывчатки.

“Считалось наказанием прыгать с ним, потому что летишь камнем вниз, — рассказывает Городничев. — Главное его отстегнуть вовремя, а то “срежет” ноги”.

Только через 36 лет после службы Городничев сделал 30-й прыжок, потом еще два и снова втянулся. В этом году планировал прыгать на празднике во Всеволожске, в день десантника, но пандемия нарушила эти планы. И всё же бросать парашютные прыжки отставной десантник больше не собирается.

Службу в армии он теперь настоятельно советует современным парням. Например, 2 августа, в день десантника, он планирует онлайн-выступление — не только с песнями, но и с солдатскими байками: “Чтобы интереснее было, чтоб молодежь от армии не косила. Потому что армия — это нормальная школа жизни, и неважно, какая это армия. Она обязательна, чтобы стать мужчиной”, — считает Александр.

Лучший тренер Ида-Вирумаа и школьный физрук

В Силламяэ Александр Городничев вернулся в пустую квартиру. Мать умерла, пока он служил, и жизнь резко изменилась. “Хорошо, что женился практически сразу же, ребенок родился, — рассказывает он. — Я пошел работать на заводе — у нас больше некуда было пойти: или в шахту, или на завод”.

Пришлось чистить изнутри цистерны от химических веществ и делать другую опасную для здоровья работу. За вредность производства на заводе давали дополнительные отгулы, которые Александр тратил на лыжные тренировки с друзьями.

“Я много занимался, но потом здоровье пошатнулось — всё-таки химия, это химия. В больнице сказали — уходи с производства”, — вспоминает он.

После этого Александр все-таки нашел работу по специальности — с 88-го года и поныне он тренирует лыжников.

Последняя инвестиция города в лыжный спорт, говорит Городничев, была в 96-м году — городские власти купили металлический вагончик, который установили в Синимяэ. Печка там проржавела и ее пришлось разобрать, электричества никогда и не было. При такой слабой базе воспитанники Городничева шесть раз выступали на юниорских чемпионатах мира в составе сборной Эстонии.

“Лыжный спорт — это национальный эстонский вид, и даже просто попасть в сборную парню из Силламяэ… Я считаю, это достижение, поскольку условия у нас были аховые”, — рассказывает он.

Тренерская работа тоже оказалась по-своему “вредным производством”, только для нервной системы. Дома Александр бывал мало, и семья распалась. В это же время начались серьезные проблемы с сердцем.

“У тренеров как будто “северный коэффициент”. Я смотрю, что после 60 лет почти никто не работает на высоком уровне, потому что очень тяжело”, — замечает Александр.

Сейчас Александр Городничев тренирует ветеранов — не только из Силламяэ, но также ведет группы в Нарве и в Йыхви. В рамках одного из проектов тренер получил снегоход и по договору с управой Нарва-Йыэсуу регулярно прокладывает лыжню, ухаживает за лыжной трассой, пилит упавшие деревья и косит траву.

А недавно он стал еще и учителем физкультуры в Синимяэской школе. По сравнению с тренерской работой это не так интересно, но финансово стабильно.

“Есть специфика — могут послать подальше, — рассуждает Городничев о работе школьного физрука. — Но глаз тренера всё равно работает. Смотрю — вот эта девочка классно могла бы бежать на лыжах… хотя, потом думаю, мне уже 60, куда я лезу?”

Если в спортивной секции ребята уже мотивированы, то школьники на физкультуре часто ленятся. Как физрук их мотивирует?

“Шутками, прибаутками… — объясняет Городничев. — Тренер — это массовик-затейник. Никто же сразу на серьезные нагрузки не выйдет”.

Певец “не пушистых” песен

Как и с парашютными прыжками, с музыкой Александр не встречался долго. Петь хотел всегда, но после техникума и армии выступал, разве что в караоке. И вдруг нашел возможность регулярно заниматься — в силламяэском молодежном центре.

“Пятый год пою. В этом году, несмотря на коронавирус, было уже девять концертов”, — рассказал он.

Поскольку преподавателя у Александра нет, он слушает других исполнителей, переслушивает свои записи, замечая, что нужно улучшить. В неделю получается пять-шесть часов репетиций в студии, которые чередуются с тренировками на лыжах или роллерах: день репетиций, потом день тренировок.

Репертуар Александр подбирает сам и только по своему вкусу. Пробовал петь то, что сейчас наиболее популярно, но бросил:

“Чтоб я — десантник — пел эти “пушистые” песни! С тремя словами, без нормального текста! Я ж потом плохо спать буду, — говорит он. — Я пою душевные песни, мне нравится военная тематика, песни про любовь. Бывает, пою, и аж ком в горле. Я переживаю песню”.

Молодежную музыку Городничев тоже пробовал и тоже отверг.

“О чем я пою? — объясняет он. — Семейные тёрки, дети непослушные, внуки растут… То, что трогает за душу моих зрителей, и то, что я сам чувствую. Молодежи, конечно, это не интересно — им просто рано еще”.

Тип статьи:
Авторская
13:15
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...